Карта Балкан
Карта Балкан

Чт12052019

Вы здесь: Сербия / Сеница Сербия Материалы Политика Сербия – «сила грубая» или «сила мягкая»

Сербия – «сила грубая» или «сила мягкая»

Сербия, Россия, мягкая силаАктуальные проблемы внешнеполитического положения современной Сербии:

русская «мягкая сила» против американской геополитики. Некоторые краеугольные камни современной сербской многовекторной политики. Точки приложения сербской «силы грубой» и «силы мягкой».

В последнее время в Сети появляется всё больше и больше статей и аналитических обзоров, посвященных ситуации вокруг Сербии. Очень часто в них вместо скрупулезного разбора текущих событий наблюдается полёт фантазии их авторов; одни факты неправильно интерпретируются, другие – попросту замалчиваются, имеют место и иные прегрешения. Нечто подобное уже было – в 2004-2013 годах, когда число публикаций об другой стране - Украине просто зашкаливало. К сожалению, тогда количество в качество так и не перешло, скорее наоборот – информационная и аналитическая ценность материалов постоянно снижалась. Мало что изменилось с началом войны на Донбассе – так, например, в российское массовое сознание был внедрён миф об «украинских нацистах». Между тем, нацизма, в его классическом виде, на Украине не существует – наоборот, там имеет место явление совершенно противоположного – интернационального характера [1]. А ведь, неправильно назвать – это, фактически, и неправильно понять. Поэтому хотелось бы, чтобы в освещении сербских событий подобные негативные тенденции были бы изжиты, ибо параллели между Сербией и Украиной, местами просматриваются весьма и весьма тревожными.

I.

В этом смысле, будет весьма показательно недавнее интервью писателя и доцента РГГУ Никиты Бондарева, значительная часть которого была посвящена именно Сербии [2].
На основании того, что неназванные автором структуры из «США заказывают исследования сербским неправительственным организациям, чтобы выяснить, на чем же основывается русская мягкая сила на Балканах [там же], Бондаревым делается вывод, что дела американцев в Сербии плохи, они даже «нервничают». Что сомнительно – более вероятно, здесь имеет место банальный «распил» денег американских налогоплательщиков.

Хотя, термин «мягкая сила» и был введён в оборот американским политологом Джозефом Наем, однако, инструментом американской внешней политики она так и не стала. Американцы, при реализации своих геополитических проектов, традиционно предпочитают действовать проверенными методами «грубой силы»: подкупом, шантажом, психологическим давлением и идеологическими диверсиями.

А вот с геополитикой на Балканах у США всё в порядке: всё соседи Сербии либо члены блока НАТО, либо разной степени враждебности к ней страны или территории. Причём, кольцо окончательного окружения Сербии замкнулось недавно: в 2017 году c принятием Черногории в члены НАТО. Это и есть основной фактор успеха российской «мягкой силы»: сербам просто некуда деваться. Если кто-либо предлагает хоть какую-то помощь, то, почему бы не принять?

Далее, значительную часть интервью автор посвятил общей исторической памяти Сербии и России. Однако то, что «для сербского национального самосознания история первой мировой войны, когда личное вмешательство императора Николая II помогло предотвратить коллапс сербской государственности и спасти сербского короля, правительство и армию, чрезвычайно важна» [там же] как раз примером общей позитивной памяти не является!

Ведь к той войне, развязанной сербскими террористами из «Чёрной руки», ни Сербия, ни Россия готовы не были: несмотря на огромные людские жертвы, первая – была разгромлена уже в октябре 1915 года, вторая – вышла из войны двумя годами позже.

Куда лучшим эпизодом для закрепления общей исторической памяти России и Сербии была бы вторая мировая война: 11 дней героического сопротивления сербских частей югославской армии немецким войскам в апреле 1941 года привели к переносу нападения Германии на СССР с 15 мая на 22 июня 1941 года. В итоге, немецкие танки добрались до советской столицы не в августе-сентябре, а только в ноябре того же года. Что, без сомнения, немало поспособствовало победе Красной Армии в Московской битве, которая, стала поворотным событием второй мировой войны.

Второе: именно СССР освободил Сербию и большую часть остальной Югославии от нацизма, тогда как в первую мировую войну освободительницей Сербии была Франция.

Так, что налицо недоработка, как российских аналитических служб, так и посольства РФ в Сербии: вместо памятника Николаю II, напротив президентского дворца и мэрии Белграда, был бы, куда более уместен монумент советскому маршалу-освободителю Югославии Фёдору Толбухину!

При рассмотрении возможности вступления Сербии в ЕС автор с темы исторической памяти «съезжает». Кроме проблемы края Косова, по его мнению, основные препятствия присоединению страны к союзу заключаются в том, что «У ЕС некая единая стратегия изначально была, но была довольно грубой и топорной, условно «вступайте в ЕС, и все будет хорошо». А сейчас даже и такая стратегия трещит по швам на фоне все больших противоречий между Германией и Францией с одной стороны, и между Европой и США с другой стороны» [там же].

А ведь в Сербии не забыли ни поддержку Европой боснийцев, албанцев и хорватов, ни агрессию 1999 года. Так, что здесь фактор негативной исторической памяти работает как раз против ЕС, и работает неплохо...

Ещё о чём не удосужился упомянуть автор: в настоящий момент экономические возможности для принятия новых членов у ЕС весьма ограничены: «уход» Британии и негативные последствия для общеевропейской экономики из-за конфликта на Украине, постоянно заставляет Брюссель срезать дотации восточным европейцам. Хорватия, вступившая в ЕС в 2013 году, по сути, впрыгнула в последний вагон уходящего европейского экспресса: Сербии, Молдове, Грузии и Украине «оное» пока не грозит.

II.

При нынешнем сербском президенте Александре Вучиче взят курс на нормализацию отношений с краем Косово, продолжается сближение Сербии с ЕС, установлены весьма доверительные отношения с руководством Франции и ФРГ, успешно развивается сотрудничество с Россией, Китаем и некоторыми мусульманским странами.

По сути, сейчас Белград проводит (хотя и не декларирует этого) многовекторную политику. Что настораживает, ибо ближайшим аналогом здесь будет даже не политика маршала Б. Тито или его «соседа» Н. Чаушеску, а деяния украинского «гетмана» В. Януковича!

Тот тоже часто ездил в Китай, «дружил» с Россией и всем силами старался запихнуть свою страну в ЕС, не понимая, что «для сильного внешнеполитического игрока многовекторный партёр не самый-то и выгодный: куда проще иметь дело со слабой державой, проводящей пассивную внешнюю политику, или настоящим «одновекторным» союзником. А, посему, всегда имеется соблазн вмешательства во внутренние дела «многовекторной» страны – дабы её ослабить или окончательно перетянуть на свою сторону. Например, хотя бы для того, чтобы первым этого не сделали конкуренты» [3].

И, инструменты для вмешательства в дела Сербии у Запада имеются, не только в виде эскалации сербско-албанского конфликта вокруг Косово: ведь основной оборот внешней торговли Сербии приходится именно на страны ЕС. Если же он начнёт резко снижаться, то компенсировать падение за счёт интенсификации сотрудничества с другими странами может и не получиться. И, тогда спад экономики станет неизбежным, что является мощнейшим рычагом влияния на Сербию.

Увы, в подобной ситуации Россия сможет оказать только ограниченную помощь: сказываются как многолетние западные санкции, так и снижение цен на нефть; «с возвращением Крыма в родную гавань» одним дотационным регионом в РФ стало больше, отколовшейся от Украины части Донбасса тоже требуется непрерывная поддержка.

Также не стоит переоценивать возможный эффект от углубления сотрудничества Сербии с ЕАЭС. Задуманная как евразийская альтернатива ЕС, данная организация эффективностью работы не отличается: в своё время членство в ней предлагалось Китаю, Индии и Ирану, и другим странам, но «польстился» лишь Вьетнам. И, то – не на полноценное участие, а лишь на зону свободной торговли с ЕАЭС, которую он рассматривает как «довесок» к своему членству в АСЕАН. Остальные – до сих пор «интересуются», «подписывают» или «сотрудничают».

И, на Китай Сербии особо рассчитывать тоже не стоит: размер текущих китайских инвестиций в различные сербские объекты не превышает миллионы или десятки миллионов долларов, по своей структуре они не отличаются от вложений Поднебесной в Африке. Тезис: «Китай осознал ценность Сербии для мегапроекта «Один пояс – один путь», который должен открыть товарам из Поднебесной доступ на рынки Центральной Европы» [4] – далёк от действительности, в Сербии нет привлекательных стратегических объектов, подобных греческому порту Пирей, куда Китай действительно вложил около 1 млрд. долларов. «Запад боится китайских инвестиций в экономику Сербии» [там же] – более чем преувеличение, приоритетом для Пекина по-прежнему остаются страны Западной Европы. А те действительно озабочены защитой своих интересов: «К примеру, в 2016 году власти ФРГ заблокировали продажу китайскому инвестору немецкой компании Aixtron, занимающейся разработкой полупроводникового оборудования» [5].

Так что пока сербам, в трудную минуту, в основном придётся рассчитывать на собственные силы, ибо возможности внешних игроков противостоять на Балканах коллективному Западу весьма и весьма ограничены.

Сербии любой ценой нужно прорвать блокаду враждебных стран, особенно критична для страны утрата выхода к морю, ибо маршрут через Боснию и Герцеговину, в случае нового конфликта, надёжным считаться не может. Кстати, присоединение этой страны к НАТО – лишь вопрос времени: сербы составляют менее трети тамошнего населения, и упираться до бесконечности у них не получится.

III.

Тем не менее, у Сербии имеются некоторые возможности, ныне используемые плохо или не используемые совсем. Так, в области внешней политики есть смысл полномасштабного возобновления контактов со странами из бывшего «социалистического лагеря» – от Кубы до Вьетнама, а не только КНР и РФ. Так сказать, осуществить возврат в эпоху Тито на новом уровне.

Также, целесообразно больше уделять пристальное внимание абсолютно всем своим соседям из блока НАТО, а не только Черногории и Хорватии.

Например, извечный враг Сербии, Болгария, недавно признала «независимость» края Косово, что не удивительно, ибо болгарская элита по степени неадекватности напоминает правящий контингент из других «больных» стран – Латвии и Украины. В Болгарии серьёзны не только экономические проблемы, но и межэтнические противоречия (между цыганами и болгарами, между болгарами и турками). Эта страна словно напрашивается, чтобы против неё использовали инструменты «грубой силы»; для Сербии весьма целесообразно иметь возможность воздействия на внутреннюю болгарскую ситуацию.

Исторический союзник Югославии – Румыния, наоборот, «независимость» Косово не признала, но особой поддержки Сербии не оказывает. Тамошняя элита ведёт весьма пассивную внешнюю политику: проект объединения с Молдовой фактически закрыт, в отличие от венгров, притесняемая украинскими властями румынская диаспора защищается слабо.

Недовольных в Румынии много. Это – не только сторонники партии «Великая Румыния», и иные румынские патриоты, но и часть румынских военных и работников ВПК. В румынской армии преобладает слегка модернизированный «антиквариат» эпохи социализма, на полное перевооружение новой техникой денег нет. Мало того, в угоду оружейным корпорациям развитых стран НАТО, был приостановлен целый ряд перспективных проектов (танк TR-125 и др.).

А ведь между СФРЮ и Румынией было плодотворное военное сотрудничество, вплоть до разработки и производства сложных видов техники (истребитель – бомбардировщик СОКО J-22 Орао и др.). Так, что Сербию и Румынию тоже связывает позитивный пласт общей исторической памяти, и при правильном применении «мягкой силы» к этой стране на положительный эффект вполне рассчитывать можно.

В. Воронов

10-9-2019

Ссылки:

1. ПЯТЬ ЛЕТ «GOBLIN NEWS 11: КОРИЧНЕВЫЙ ПЕРЕВОРОТ»: Д. ПУЧКОВ (ГОБЛИН) И УКРОНАЦИСТЫ. https://cont.ws/@ravensson1970/1246311 

2. Никита Бондарев: «Американцы не понимают, почему у русских мягкая сила на Балканах работает намного лучше». https://balkanist.ru/nikita-bondarev-amerikantsy-ne-ponimayut-pochemu-u-russkih-myagkaya-sila-na-balkanah-rabotaet-namnogo-luchshe/ 

3. Теория и практика многовекторной внешней политики: Хороший инструмент в крепких руках. https://buzina.org/golos-naroda/2684-multivektor.html 

4. Запад боится китайских инвестиций в экономику Сербии. https://balkanist.ru/zapad-boitsya-kitajskih-investitsij-v-ekonomiku-serbii/ 

5. Зачем Китай инвестирует в балканские страны. https://www.dw.com/ru/зачем-китай-инвестирует-в-балканские-страны/a-45688720