Карта Балкан
Карта Балкан

Пт12072018

Вы здесь: Сербия / Сеница Балканы Балканы Республика Сербская Роки Вулович, прославленный певец Республики Сербской

Роки Вулович, прославленный певец Республики Сербской

Босния и Герцеговина, Роки Вулович, музыкаРодолюб Роки Вулович – певец, получивший широчайшую известность во время Оборонительно-Отечественной войны сербского народа 1992–1995 гг. в Боснии и Герцеговине (официальное название войны в Республике Сербской), наряду с Байей Малым Книнджей, Лепым Мичей, группами «Динарская рок-дивизия» и «Коридор» создавший неповторимый культурный контекст славных действий по самообороне сербского народа к западу от Дрины.

Автор беседы с ним – давний почитатель его личности, певческого и сочинительского таланта, в 2011 г. впервые приехавший в Республику Сербскую, в город Биелину, и познакомившийся с ним. С того момента началось тесное общение, фрагменты из которого были записаны на диктофон. Настоящий материал представляет собой «склейку» двух бесед, проходивших с интервалом в пару лет – в одном и том же обществе, аналогичной обстановке, с неизменными участниками.
В доме певца общаемся вчетвером – сам маэстро, его супруга Елица, сын Владимир и ваш покорный слуга.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Интересно, как начался ваш жизненный путь?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Я родился в Семберии (регион на северо-востоке Боснии и Герцеговины. – А.П.) 1 мая 1950 года, а если максимально точно, в ночь с 31 апреля на 1 мая – точно в международный День труда («меджународни раднички дан») (улыбается), в селе Попови. Это совсем рядом с главным городом Семберии – Биелиной, где мы сейчас с вами находимся.
Я окончил техническую школу, по окончании которой устроился в неё аспирантом. Это был самый сложный в жизни период – одновременно пришлось преподавать восемь предметов! С того времени и по сей день моя жизнь посвящена образованию учеников... Уже нескольких поколений выучил. Несколько лет назад я сменил работу в Технической школе «Михайло Пупин» на должность директора Политехнической и фармацевтической школы – одного из пяти средних образовательных учреждений Биелины. Вообще же по образованию я инженер-технолог.

Босния и Герцеговина, Республика Сербская, Роки Вулович

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Ваши братья, сёстры?..

Родолюб ВУЛОВИЧ. Родной брат живёт в селе Попови, его дом стоит напротив нашего, через дорогу. У нас была старшая сестра, которая жила с супругом в Новом Белграде. Её не стало в сентябре 2013 г. после инфаркта. Мы отвезли её тело в родное село и здесь предали земле.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Как же началась ваша история как певца и музыканта?

Родолюб ВУЛОВИЧ. С молодости я занимался развлекательной музыкой. Участвовал в одном молодёжном югославском фестивале, в Суботице в 1974 г. От каждой югославской республики было по два представителя. На том фестивале я занял третье место.
Ещё в те годы была телепередача «Максимир», куда каждый месяц приглашали певца с разных земель Югославии. Потом выпустили граммофонные пластинки с песнями участников-победителей. Моя первая пластинка «Кристина» – сингл с двумя песнями – собственно, «Кристина» и «Немой да ме заборавиш». На обложке – снимок меня молодого. Выпущена белградским предприятием «Юго-плоче» («Юго-диск») в серии «Млади талентови» («Молодые таланты»), после не переиздавалась. На музыкальных сборниках и в Интернете эти две песни не встречаются – сто процентов...

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Что примечательного было в югославской музыке восьмидесятых?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Тогда югославская музыка имела очень сильное европейское влияние в мелодике. И это была именно югославская, а не сербская музыка. Вот мои песни – стопроцентно сербские. Из интересных явлений могу назвать моих друзей «Биело дугме», «Риблю Чорбу». Очень был популярен Джордже Марьянович, хорошо известный и в России.
У сербской музыки большое влияние южных стилей. И не только сербской, у всей балканской.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. А турбофолк?

Елица ВУЛОВИЧ. Это песни с мелодиями, популярными в Турции. Как говорит Родолюб – со звуком Востока.

Родолюб ВУЛОВИЧ. На самом деле мотивы этой музыки арабские. Турки в основном заимствовали от арабов. Известная «Югославянка» Лепой Брены – эталонный турбофолк.

Елица ВУЛОВИЧ. Народная музыка идёт из глубин народа. Как Вук Караджич шёл и записывал рассказы и песни, так ныне рождаются и живут сербские песни. Вот песни «Джурджевдан» и «Видовдан» написаны уже давно и живут долгие годы. Знаешь ли ты, как появилась песня «Джурджевдан»? Она была сочинена несчастными сербами, которых хорваты везли поездом в концлагерь Ясеновац. Один из бывших в вагоне запел: «Сейчас Джурджевдан (день св. Георгия), а я не с той, которую люблю». Вот тогда и появились слова этой печальной лирической песни.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Как продолжалась ваша творческая карьера?

Родолюб ВУЛОВИЧ. 1988 год, альбом «Паша». Это совместное творчество моё и Милутина Захара Поповича: знаменитый композитор написал всю музыку к представленным на нём песням. Заглавная песня – «Паша» – исполняется дуэтом с супругой Милутина Горданой Лазаревич (в России известна песней «Видовдан». – А.П.). Как и «Кристина», «Паша» был записан в столице Югославии.
С выпуском этого альбома началась моя концертная деятельность, которую удавалось совмещать с педагогической. Выступления проходили не только в Югославии, но и в разных европейских странах с большой сербской диаспорой. Доход от концертов тогда был впечатляющим – за одни выходные выходила сумма, равная месячному окладу в технической школе.
Интересное обстоятельство, которому в некоторой степени посвящена песня «Далеко ты, родной брат» с кассеты «Чёрный бомбардировщик». У меня есть двоюродный брат, который в 70-х годах отправился на заработки в США. Он остался там, натурализовался, поступил на службу в американскую армию и дослужился до офицерского чина. В начале 1990 г. он находился на американской базе Авиано в Италии – той самой, откуда впоследствии будут наноситься удары по Югославии. Примерно через год отделится Словения, что положит начало развалу и войне... Брат пригласил меня с женой в гости к своей «полковой семье». После небольшого концерта американские офицеры устроили торжественный ужин с югославскими гостями... В ходе застолья один янки обвёл рукой окружающее пространство и пояснил: «Здесь стоим мы», – а потом указал рукой на горы (дословно в тексте беседы – «холм». Насколько известно из истории и географии, никаких советских гарнизонов поблизости находиться не могло. Может, имелась в виду какая-то эскадра, зашедшая с дружественным визитом в Италию, или американец указал самое общее направление? – А.П. ) и с тревогой произнёс: «А там уже русские». Вы тогда были сильны, амеры относились к вам с боязнью и лишнего себе не позволяли. Одновременно с Югославией рухнуло всё и в России. Однако сейчас хорошо видно, как Россия возрождается и усиливается снова...

Елица ВУЛОВИЧ. Вот ещё эпизод из тогдашней жизни – отдых в Хорватии. Тот же 90-й год, но позже – всего несколько месяцев до войны. Последние предвоенные месяцы атмосфера в Поморье была предельно мрачной. Хорваты озлобленны, агрессивны, задиристы. Родолюб и я жили в гостинице. Проходя по коридору, однажды я услышала разговор двух хорватов из администрации в духе: «Где расселились сербские свиньи?» Немедленно поспешила в номер, сказала мужу, чтобы собирались, и мы тотчас же покинули это место. С тех пор в нашей семье зарок: не покупать ничего, произведённого в Хорватии или хорватами. И в нашем доме не должно быть ни одной вещи, связанной с ними.

Босния, Республика Сербская, музыка, Роки Вулович

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Как для вас началась война?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Наша Биелина стала первым городом в Боснии и Герцеговине, вышедшим из-под контроля банды Изетбеговича. Случилось это после трёхдневных боёв с исламскими сепаратистами в марте 1992 года. Решающую роль в тех событиях сыграли местные вооружённые отряды CДС Любо Маузера и CДГ («Тигры» Аркана). Центр города был почти полностью мусульманским, основная масса бойцов Национальной гвардии, сформированной на основе семберских активистов CДС, зарекомендовавших себя в отстаивании Биелины, жили на окраинах города и в окружающих его сёлах. Всё согласно словам Радована Караджича о войне в Боснии как борьбе сёл против городов. Во времена турецкого ига в городах в преимущественном порядке селили боснийцев, т.е. бывших сербов и хорватов, отрёкшихся от христианства и перешедших в ислам; такое положение сохранялось до конца ХХ столетия, когда сепаратистские устремления исламистского руководства республики привели неожиданным образом к нормализации структуры боснийского общества, получив справедливый отпор в виде образования РС.
Освобождение Семберии и Маевицы не положило конца войне в наших краях. Мусульмане не примирились с потерей двух важнейших областей Восточной Боснии и пытались вернуть их под свой контроль. Для вторжения в Семберию боснийцам нужно было перейти через горный массив Маевицу. Соответственно, задачей Войска Республики Сербской было остановить врага на горах и не дать ему спуститься на сербскую территорию. Сразу после освобождения СиМ на страже Маевицы встала 1-я Семберская легкопехотная бригада. С одной стороны, обыкновенная бригада ВРС, не располагавшая даже своим отличительным символом, в отличие от многих других (в перечне эмблем соединений ВРС 1-я Семберская отсутствует. – А.П.). С другой, не обычная для меня – именно в её ряды я встал, движимый патриотизмом и стремлением защитить родной край. Грустно было покидать школу, в которой работал, своих учеников. Кстати, при уходе на военную службу в мой адрес прозвучали слова благодарности от одной мусульманской семьи за обучение их детей – несмотря на то, что те знали, что иду сражаться с их единоверцами.
В бригаде я служил в разведывательном подразделении 2-го батальона – под командой майора Зорана Лопандича, того самого, кому посвящена песня «Зоране, Зоране». Участвовал в жарких и отчаянных боях на поросших лесом склонах Маевицы. Весь тот период живо запечатлён на альбоме «Семберские молодцы».

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Что подвигло Вас писать военные песни, стать самым известным сербским певцом трудных лет Оборонительно-Отечественной войны?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Когда началась война, я посчитал, что добавление в лирическую музыку патриотизма будет полезно. Эти песни подбадривали нашу армию – Войско Республики Сербской. И когда наши воины шли в наступление или занимали оборону, они неизменно запускали на магнитофонах мои песни. Изначально я не рассчитывал, что они станут настолько востребованы и необходимы... Я пел о героях, удальцах Семберии, Маевицы и Посавины, а впоследствии эти песни подхватывали люди со всей Республики.

Елица ВУЛОВИЧ. Они поддерживали дух наших воинов, шедших защищать свои дома. Они никому не вредили – только давали силу для обороны.

Родолюб ВУЛОВИЧ. К концу первого военного года я записываю музыкальный альбом, в котором половина песен посвящена друзьям и сослуживцам по бригаде, в том числе командирам всех трёх батальонов – Кикору, Зорану и Владо, с каждым из которых был хорошо знаком во время службы. Остальные песни посвящены иным выдающимся героям – защитникам Семберии: близкому другу Роки Мирко – командиру роты в отряде Митара «Манды» Максимовича «Львы с Маjевицы», командиру 2-й Семберской бригады майору Гавриловичу (Гавру) – «Гаврина бригада», и, конечно, «Пантерам» Маузера. Как и все последующие альбомы военного времени, «Семберские молодцы» был издан всего один раз, но огромным тиражом – на аудио- и видеокассетах, т.к. на каждую песню, кроме «Воеводы Мирко», снимался видеоклип. Производителем и распространителем было Войско Республики Сербской, доход от продажи направлялся на излечение раненых бойцов. Клипы на песни «Семберских молодцов» появились на телевидении, где их показывали с частотой рекламы, вообще, они звучали тогда из каждого окошка и «из любого утюга».

Босния, Республика Сербская, музыка, Роки Вулович

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Война – явление суровое, но, может быть, вы вспомните нечто занимательное, необычное, что происходило с вами в те дни?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Однажды я с Зораном пошёл на рекогносцировку – в лес на Маевице. Я был в униформе, на Лопандиче же была надета самая обыкновенная спортивная куртка. Неожиданно мы наткнулись на группу боснийцев: из-за деревьев слышалось несколько голосов. Я залёг в листву. Исламисты прошли совсем рядышком и не заметили меня. Через какое-то время я поднялся и вернулся на позиции. Однако там узнал, что командир батальона исчез. Возникло у всех опасение, что он попал в плен или погиб. Так как Зорана не было до конца дня, бойцы помрачнели и приуныли. Наутро уже готовились поминать душу командира, когда неожиданно Зоран подошёл к расположению бригады со стороны фронта. Радости, конечно, не было предела, и все расспрашивали его, как так вышло, как ему удалось спастись? Оказывается, при приближении врагов Лопандич тихо проскочил вбок и дальше пошёл один через горы в сторону Тузлы. Выросший в этих местах, он прекрасно ориентировался на местности и уверенно пришёл в своё родное село. Даже в случае столкновения с боснийцами он мог выдать себя за заплутавшего местного жителя – так ему помогло предусмотрительно надетое гражданское платье; ничего не выдавало в нём майора ВРС, а крест он предусмотрительно снял. Так он дошёл до дома своей сестры, удивил её своим появлением, поужинал, вымылся, постирался, а следующим утром возвратился к бригаде.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Как появлялись ваши следующие «военные» хиты?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Я перевёлся в Гвардейскую бригаду «Пантеры». В штабе Национальной гвардии я занимался набором в бригаду новобранцев. Долгая связь с самым знаменитым соединением из Семберии не могла пройти впустую и для творчества – свет увидел второй военный альбом «Гарда «Пантери»», которому было суждено в полной мере повторить, если не превзойти, успех первого.
В начале 1994 года мне позвонил командир 5-й Козарской легкопехотной бригады полковник Перо Чолич, специально приехавший в Биелину для встречи со мной. Придя ко мне в гости, Чолич поделился желанием иметь альбом, посвящённый его бригаде, – не хуже кассеты про «Пантер». Предложение оказалось интересным и приятным и для меня – слава Козарской бригады, сыгравшей решающую роль в наступлении в Сербском коридоре в 1992 году, ходившей знаменитым рейдом (вместе с 6-й Санской) по Славонским горам, гремела тогда по всей Республике. Чолич был на моей квартире четыре раза, и в ходе встреч были придуманы концепция музыкального альбома, темы нескольких песен и выбраны места и личности, которые обязательно должны быть там упомянуты. Полковник Чолич долго и много рассказывал про бойцов своей бригады, живых и павших, их подвиги, подробности освобождения от врага (в основном хорватов на то время) сербской Посавины.
Все тексты песен к «Юнакам Козарским» написал я сам, некоторые – при активном участии супруги, можно сказать, в соавторстве. В боевых действиях в Посавине я не принимал непосредственного участия, поэтому упоминаемые в песнях места и люди подсказаны Перо Чоличем. Специально отбирались наиболее важные события и самые отличившиеся герои, как в «Балладе о героях» («Жика и Ранко, Зрна и Раденко...», «...с Вучьяка Велько» – Велько Миланкович – добавлен мной после гибели славного командира «Волков с Вучьяка», непосредственно в Козарской бригаде Велько не служил). Часть фамилий и названий сёл Чолич передал в виде рукописи, а часть диктовал по телефону Елице. Она ведь филолог по образованию и уточняла у него, какой человек куда относится и есть ли имя, наиболее подходящее по рифме в конкретном случае.
Клипы для «Богатырей Козарских» писались в самом деле на Козаре, куда я приезжал вместе с полковником. Девочка в «Красной реке» и фото любимой в «Моей земле» – не дочь Милияна и не Елица. Чёрно-белое фото в клипе – просто абстрактная красивая девушка – для вдохновения нашего народа.
Вот в клипах «Слышьте, сербы мира» и «Козаре-матери» – участвовала жена. В «Павловича мостике» присутствует дочь, в «Гавриной бригаде» – сын. В припеве песни «Пантери» слышен голос Мили в бэк-вокале. А было ей тогда 9 лет!
Важной особенностью моих военных клипов является то, что во многих случаях видеоряд отснят мной, то есть зритель видит мир ровно таким, каким в своё время он представал перед глазами создателя. К таким съёмкам относятся записанные с самолёта панорамы Семберии и Козары. В Семберии я летал рядом с пилотом на уникальном самолёте «Утва-75» с маркировкой СиМ на фюзеляже и крыльях – единственная машина этого типа, числившаяся в авиации бригады «Пантеры». Рядом с ней меня можно увидеть в клипе «Народ хотел», в нескольких других – в широкой кабине, например, в «Пантери».
Раз мы заговорили о клипах, то очень трогательным получился клип на песню «Порог дома». Клип снят в селе недалеко от Дервенты, через день после освобождения. В нём записан на видеокамеру вид разрушенного, сгоревшего дома, от развалин которого ещё поднимался дым. В дверном проёме опустевшего семейного очага трогательно сидят нахохлившиеся кошка с котёночком. Вот эта сцена с несчастными кошками на пепелище – одна из определяющих в видеоряде песни...

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Возвращаясь на Козару...

Родолюб ВУЛОВИЧ. Успех «Богатырей Козарских» не был превзойдён ни до, ни после. Все права на выпуск и распространение кассет получила 5-я Козарская бригада. На продукции печатался штампик: «Производитель – 5-я Козарская бригада». Так что, возможно, только два соединения в ХХ веке обладали «своими», посвящёнными им музыкальными альбомами: национальная гвардия («Пантеры») и 5-я Козарская.
Война шла дальше, и в 1995 г. вышел «итоговый» «Чёрный бомбардировщик», посвящённый тем же основным темам. После войны, в 1997 г., фирмой «Реноме» был выпущен последний на сегодняшний день альбом «Због Тебе».

Босния, Республика Сербская, музыка, Роки Вулович

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. А чем вы занимались после 1997 года?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Сейчас я нахожусь на заслуженном отдыхе и наслаждаюсь общением со своей семьёй (улыбается). Сразу после войны возвратился к преподавательской деятельности. Со временем стал директором школы «Михайло Пупин» – одной из шести в нашем городе. Сейчас – директор Биелинской медицинской и сельскохозяйственной школы.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Будучи на земле Боснии и Герцеговины, трудно обойти стороной национальный вопрос. Вы сами – участник войны, один из вдохновителей сербской армии. С вашей точки зрения, кто лучше – хорваты или босняки?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Принципиально неверна постановка вопроса, ибо нельзя говорить, кто из них лучше. Верно будет спросить, кто меньшее зло. Меньшее зло – босняки. С ними мы долгие годы сосуществовали вместе, они в целом неплохи и незловредны, при условии, если кто-то не разжигает искусственно в них неприязнь к сербам. К тому же они менее политизированы, чем хорваты, и это тоже уменьшает опасность от них.
Хорваты – самый худший народ на свете. Никто не принёс сербам больше бед, чем они. К тому же они культурно-этнические мутанты, в основной массе – покатоличенные сербы, и эта неполноценность в отношении своих собратьев, сохранивших отеческую веру и культуру, вызывает у них непрерывную агрессивность и ненависть. Неприятная общность людей с насквозь фальшивой исторической памятью.

Елица ВУЛОВИЧ. Мы приходим в церковь, чтобы восславить Всевышнего и обратиться к нему с нашими молитвами. А хорваты приходят к своим фратрам (католическим священникам. – А.П.), чтобы те дали им «благословение» на новые кровавые преступления. Всё, относящееся к совести и душе, вытравляется в этом народе его традицией и воспитанием.

Родолюб ВУЛОВИЧ. Отличные народы – это греки, словенцы. Словенцы были в Югославии самым близким и дружественным сербам народом.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. А что Вы можете сказать про Америку?

Родолюб ВУЛОВИЧ. На самом деле про США говорить интересно. Чикаго является самым большим сербским городом в мире – сербского населения там не меньше, чем в Белграде. Не всё однозначно с этой страной. Однако всегда будем воспринимать её сквозь призму известных событий... Я многократно выступал с концертной программой во Франции, в Италии, очень часто – в Австрии и Германии, потому что там много сербов. Из крупных стран Европы миновал лишь Испанию. Однажды во второй половине девяностых годов пришло приглашение от сербской диаспоры Северной Америки. Я пришёл в посольство США для получения визы. Там долго мурыжили, а потом отказали во въезде, сославшись на незнание английского языка. Последнее – факт (я владею французским и итальянским), но не причина отказа. Наконец американский посол нечаянно проговорился, обронив: «Вы, кажется, пели какие-то революционные песни». Тогда я быстро сообразил истинную причину отказа, наорал на съёжившегося посла в духе: «Слушай, урод, одна моя Семберия прекраснее всей вашей Америки в тысячу раз, так что не сильно и огорчён выходкой с отказом». С размаху хлопнул дверью и покинул здание. На этом мои отношения с США были завершены.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. А народы Западной Европы?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Ничего особого хорошего о них сказать не могу. Да и о ком? О «швабах», которые дважды нападали на Сербию и дрессировали хорватов, как своих преданных и безмозглых злых собак? Французах? Знаете ли вы, что сербская армия в Первую мировую войну покинула Отечество и ушла на Корфу в том числе из-за французов и их «помощи»? В самый ответственный момент они послали сербской армии такие снаряды, которые не подходили для имевшихся у нас пушек.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Будучи за рубежом, на каком языке Вы общаетесь с иностранцами?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Владеюдвумя иностранными языками, кроме родного – французским и итальянским. Кроме этого, немного хуже разговариваю по-немецки. Немецкий язык знал ещё отец, всю войну проведший в германском плену. Про него - такая интересная и поучительная история.
Отец на момент нападения стран Оси на Югославию в апреле 1941 года был призван в югославскую армию и в первый день войны попал в германский плен. Из лагеря для военнопленных его направили на работу в Германию, в хозяйство какого-то немецкого бауэра. У последнего был задиристый и наглый сын, который повадился оскорблять сербского работника. Вот после одной такой выходки отец от души залепил маленькому немчику оплеуху. Тот в слезах убежал, а работник с безнадёжностью стал представлять себе, что хозяин-немец придумает теперь какое-то наказание. Бауэр вернулся с сыном, попросил отца рассказать, что и как между ними происходило. После того как он уяснил ситуацию, то от души сам отвесил затрещину своему сыну и строго наказал никогда не оскорблять людей и не издеваться над ними. Мораль истории довольно понятна: справедливые и живущие в согласии с совестью люди есть в разных народах.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Вечная сербская дилемма: четники или партизаны?

Елица ВУЛОВИЧ. Вопрос сложный. Мы все уважаем и любим генерала Дражу Михайловича. Он был истинным патриотом и защитником, он будет предстоятелем за наш народ на Страшном суде. Однако он не мог контролировать полностью своё движение. Часто четники совершали разные непотребства. Некоторые сотрудничали с усташами против сербов. Вроде как «против коммунистической угрозы»... Целое село на Козаре было ими уничтожено за сотрудничество с партизанами. А вот мама Родолюба – она дожила почти до ста лет – часто рассказывала, как именно четники спасли её и её семью от усташей.

Родолюб ВУЛОВИЧ. Нас, конечно, учили почитать и любить партизан, и мы с Елицей так воспитаны. Новому поколению симпатичнее четники (Владо, например).
Моя жена – старая партизанка (улыбается)! Её родители были строгими и доблестными коммунистами.

Елица ВУЛОВИЧ. Со времён оккупации Сербии турками было произнесено проклятие, которое тяготеет над нами всю последующую историю: сербы всегда будут враждовать друг с другом. Так было при первом восстании – гибель Чёрного Георгия, в Первую мировую (много сербов было в австро-венгерской армии), во Вторую мировую – партизаны и четники. И лишь в Оборонительно-Отечественной войне 1992–1995 гг. старое проклятие потеряло свою силу: тогда на защиту существования своего вечного и многострадального народа поднялись вместе все – и монархисты, и коммунисты – и доблестно воевали плечом к плечу. Мы с Родолюбом остро чувствовали это превращение нашего разделённого народа в единый, подчинённый национальным интересам и осознанию общего будущему. Песни Родолюба, укреплявшие дух наших воинов, служили священному единению.

Родолюб ВУЛОВИЧ. У нас есть разные друзья и знакомые. Со временем познакомлю Вас с Мирко (тем самым «Воеводой Мирко»), который сейчас держит авторемонтную мастерскую. Вот настоящий четницкий воевода!

Босния, Республика Сербская, музыка, Роки Вулович

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Ваше отношение к маршалу Тито?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Нам всегда прививали любовь и уважение к нему. И, в общем, отношение к нему таким и было. Вы спрашивали про хорватов. Вот «друг Тито» («товарищ Тито» в переводе. – А.П.) был одним из лучших представителей этого народа. Но он всё же был хорватом, и это всегда надо учитывать. Он не доверял сербам и пытался нас ослабить. Он отнял побережье у Сербии и передал своей Хорватии. Это катастрофическое решение – теперь мы не имеем выхода к морю, а значительная часть хорватского побережья – это просто искусственно приписанные им земли... Хотя, конечно, это был великий человек!

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Как жилось в Югославии?

Хором. Хорошо и богато.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Ситуация в Сербии – правда ли, что президент Николич – националист и патриот?

Елица ВУЛОВИЧ. Нет, он был им когда-то, когда состоял в Радикальной партии В. Шешеля, а сейчас он продолжит интеграцию в ЕС – не так позорно и нахраписто, как Тадич, но мы в него не верим.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Распадётся ли Босния и Герцеговина, получит ли полную независимость Республика Сербская?

Владимир ВУЛОВИЧ. Да, несомненно, но позже. Действовать надо осторожно, без крови, но настойчиво и умело. Именно такую политику проводит сейчас президент Республики Сербской Милорад Додик (подлинная фамилия, хотя может показаться забавной для русского слуха. – А.П.).

Родолюб ВУЛОВИЧ. Премьер-министр Сербии Вучич, недавно бывший в Сараево, подтвердил тезис о сохранении единой БиГ.

Елица ВУЛОВИЧ. Да, а при встрече в Белграде с Додиком он говорил нечто противоположное. Лично я его ненавижу. Он говорит Сербии одно, Республике – другое, России – третье, Федерации – четвёртое, Европейскому союзу – пятое. Для всех хочет быть своим и хорошим.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Ваш взгляд на Россию – из Республики Сербской, с самого юга Европы?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Со стороны хорошо видно, как выглядит Россия в современном мире, как она поднялась, укрепилась. Её ведь разгромили в своё время те же силы, что и Югославию. Теперь Россия возрождается, и в этом большая заслуга Путина, которая, может, не видна вблизи, но очевидна в перспективе – в том числе из-за той лжи и ненависти, которую изрыгают на него наши общие «приятели».

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Следите Вы за последними событиям, за ситуацией с Крымом?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Несомненно. Я болею за Россию. Путин был великолепен, когда возвратил полуостров. Решительно, выверенно, жёстко: можешь взять своё – бери. Понравилось, что не обратил внимания на крики с Запада.

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Как можете прокомментировать события в Новороссии?

Владимир ВУЛОВИЧ. Украинцы ведь – католики?

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Западные украинцы. Не совсем, они греко-католики, униаты, которые сохраняют частично православную обрядовость, но приняли все основные римские догматы.

Родолюб ВУЛОВИЧ (оборачиваясь с усмешкой к жене, прицокивает языком). Сектанты! Чего на свете не бывает...

Елица ВУЛОВИЧ. В целом продолжается та же политика, которая велась против Югославии и вас. Это вновь американские проделки...

Антон ПЕЧЕРСКИЙ. Что бы вы могли пожелать русским слушателям, читателям, завершая нашу беседу этим мягким семберским вечером в вашей гостеприимной квартире?

Родолюб ВУЛОВИЧ. Помните песню «Гаврина бригада»? Лирическая, душевная. Она написана о непростом движении 2-й Семберской бригады на Брчко, подбадривает командира, его бойцов. «Майор, знай – никто тебя не подведёт. Майор, знай – бригада твоя движется». Вообще, эти слова ценны, дороги, важны всегда. В радостные ли, печальные, светлые или трудные мгновения жизни – повторяйте их, вспоминайте ту мелодию. Когда она будет с вами – всё будет хорошо, всё наладится, обернётся к лучшему. Или станет ещё чудеснее. Обещаю вам.

Дискография

«Паша», 1988 г.
1) «Паша»
2) «Дjевоjко плаве косе»
3) «Немоj скривати сузе»
4) «Алтиjана»
5) «Стара Босна»
6) «После Твоjих пољубаца»
7) «Животе моj»
8) «Ниjе таjна у лепоти»

«Семберски jунаци», 1992 г.
1) «Хеj, хеj Кикоре». Первая из цикла военных песен. Первый куплет песни рассказывает о боях за Биелину в начале марта – эпическом освобождении города, в котором активно участвовал будущий военачальник Кикор.
В произведении впервые упоминается Сербский коридор, установление которого стало главным событием начального периода войны. Каждый год в Республике Сербской празднуется годовщина его пробития. Летом 1992 г. была проведена операция «Коридор-92» под общим руководством генерала ВРС Момира Талича, представлявшая собой встречный удар из Республики Сербской и Босанской Краины в долине Савы. Целью операции было соединение двух сербских государственных новообразований в Боснии, разделённых занимавшими Посавину местными хорватскими отрядами (ХВО), интервентами из собственно Хорватии и подручными мусульманами. Блокада столичного региона привела к самым трагическим последствиям (известная трагедия банялуцких новорожденных), Козара была отрезана от внешнего мира и поставлена на грань выживания. Период решительных боёв составил две недели. Посавина была очищена от неприятеля, две части единого целого слились вместе в одну Республику Сербскую. После этого Коридор непрерывно подвергался ударам и обстрелам, часто сужался до нескольких километров, но уже никогда больше не прерывался насовсем.
Сулягич Сокак, или Сулягича Сокак («Переулок Сулягич»), – село в Коридоре.
2) «Пантери» (Маузер)
3) «Зоране, Зоране»
4) «Спаваjте мирно»
5) «Брани за сjећање» («Мирко воjвода»)
6) «Чуjте Срби свиjета»; в клипе Родолюб с детьми на центральной площади Биелины. В сцене на скамейке сидят он, его супруга (оба в тёмных очках), их и другие дети.
7) «Jунаци из 1. Семберске» («Маjору Владо»); самые первые слова говорят о битве Вуковара. На первый взгляд, тут противоречие, на которое указывал автору исторической справки сербский историк Александар Радич, – к моменту провозглашения Республики Сербской и создания её войска, в которое входила бригада, о которой и поётся в песне, бои за Вуковар прошли уже почти как полгода. Но противоречия здесь на самом деле нет, надо хорошо знать контекст событий. Помимо ЮНА, во взятии усташской твердыни участвовали сербские т.н. «паравоенные» формирования, например «Тигры» Аркана, а также большое количество сербов-добровольцев из-за Савы. В 1-й Семберской впоследствии служило много таких.
8) «Гаврина бригада»; Брчко – ключевой пункт в Коридоре, в 35 км от Биелины. Сейчас – дистрикт под совместным управлением РС и Федерации.
9) «Павловића чуприjа»

«Гарда «Пантери», 1993 г.
1) «Пантери»
2) «Пjесма о Маузеру»
3) «500 година»
4) «Кућни праг»
5) «Капетане Лазићу»
6) «Смолућа»
7) «Народ jе хтио»
8) «Пантеру за сjећање»

«Jунаци Козарски», 1994 г.
1) «5. Козарска бригада»; «Са планине Козаре...» – Козара, в отличие от Семберии, горный регион. Третий куплет: «Потомки богатырей сами стали героями»: с Козарой связана одна из самых значительных (а может, и самая значительная) трагедий в сербской истории, до сих пор не зажившая рана сербского сердца. Ближайшей аналогией будет восприятие Белоруссии как партизанского края с героической и трагической судьбой в Советском Союзе. Аналогия станет ещё более близкой, если учесть, что Козара была единственным сербским регионом, где не было четников – партизан-монархистов – только партизаны НОАЮ. Во время Второй мировой, в 1942 г., на Козаре произошла знаменитая битва, в ходе которой германско-хорватским войскам удалось окружить партизан Тито – 1-й и 2-й Краинские отряды Народно-освободительного движения и 1-ю Краинскую ударную бригаду. Ценой больших усилий и потерь кольцо было прорвано, и части народных мстителей удалось выйти из окружения. Незамедлительно хорватские усташи обрушили на Козару все египетские казни: прошли массовые, исключительно жестокие убийства мирного населения, почти семьдесят тысяч человек сослали в печально знаменитый лагерь смерти Ясеновац. Одних детей до 14 лет на Козаре и в Подкозарье было убито 11 219; мужское население было уничтожено практически полностью, так что ещё долго после войны в социалистической Югославии Козара была исключена из плана призыва в вооружённые силы – край опустел на долгие годы вперёд. В горах на Мраковице сооружён величественный мемориал в честь погибших жителей Козары и его защитников – цилиндрическое сооружение с устремлёнными к небу строгими, вытянутыми гранями.
Область дала Народно-освободительному движению несколько партизанских бригад, включая даже женские. После выхода из окружения из 900 выживших партизан формируется 5-я Козарская, или Краинская, бригада, получившая впоследствии наименование «ударной». Её боевой путь до конца войны был тяжёл и славен – в частности, в следующем, 1943 г. она нанесла поражение эсэсовцам-мусульманам всё в тех же родных местах. Совершенно естественно, что и после войны бригада не была расформирована, а, наоборот, стала одним из самых прославленных соединений Югославской народной армии (ЮНА) с длинной боевой традицией.
2) «Републико Српска»; напоминаю, что краишники здесь – это жители Босанской Краины. Вила – мифологическое существо, волшебная птица с женской головой. Вилы бывают как добрыми, так и злыми.
3) «Пуковниче Чолићу»; «Это настоящий богатырь старой закалки» – начало второго куплета: полковник представлял собой классический тип кадрового строевого офицера ЮНА старой закалки. Он проходил службу в том числе и в Белом дворце маршала Тито в Белграде. На начало 1992 года командовал 5-й Козарской легкопехотной бригадой, тогда ещё ЮНА. Вместе с ней он вступил в борьбу за единство Югославии, вскоре перешедшую в борьбу за будущее и самую жизнь сербского народа.
4) «Риjека црвена»; основные примечания по тексту – как к первой песне. Поётся о реке Сане.
5) «Моjа земља»; «...долиной Уны, Врбаса и Саны» – эти три реки сходятся у столицы РС Баня Луки.
6) «Козаро маjко» – второй куплет целиком напоминает о хорватском геноциде на Козаре.
7) «Краjишници храбри» («Витезови храбри»)
8) «Балада о хероjима»

«Црни бомбардер», 1995 г.
1) «Црни бомбардер»
2) «Република Српска и Книнска Краjина»
3) «Ко су били ти храбри хероjи»
4) «Балада о ратнику»
5) «Генерале, генерале» (посвящена, как нетрудно догадаться, Р. Младичу)
6) «Црна гора» (прадед Родолюба родом из Черногории)
7) «Далеко си рођени брате»
8) «Млада српска гарда»

«Због Тебе», 1997 г.
1) «Због Тебе»
2) «Врати ми се»
3) «Она неће доћи»
4) «Празник љубави»
5) «Бог ми Те дао»
6) «Jош сам онаj стари»
7) «У кафани сваке ноћи»
8) «Принцеза»
9) «С Тобом никад више»
10) «Истина jе, истина»

Фото из семейного архива Вуловичей