Карта Балкан
Карта Балкан

Вс02192017

Вы здесь: Сербия / Сеница Сербия Материалы Культура «Хочу показать москвичам, что сербская музыка – это не цыгане, трубы и безумные пляски»

«Хочу показать москвичам, что сербская музыка – это не цыгане, трубы и безумные пляски»

Red Brick BoysАлександр Дмитриенко, известный московский музыкант, выступающий вместе со своей группой Red Brick Boys в редком для России стиле bluegrass, в марте представит свой новый проект, посвященный сербской и пост-югославской музыке. «Руска реч» поговорила с ним о музыке, Сербии и о столичной сербофильской тусовке.

- Откуда в твоей жизни взялись Балканы?

- Балканы в моей жизни взялись случайно. Когда в 2001 году мой папа начал работать с Сербией и Македонией и был отправлен туда в длительную командировку. Я начал ездить туда на каникулы и проводить там по несколько месяцев подряд.

Red Brick Boys

Александр Дмитриенко | Фото: Алексей Чижик

- И при этом ты занимался музыкой?

- Музыкой я занимался по инициативе моих родителей, с самого детства ходил в музыкальную школу. Естественно, когда я оказался вовлеченным в эту пост-югославскую историю, мне стало интересно, что там за музыка. Первыми двумя исполнителями, которых я услышал в музыке этого региона, были Балашевич и Баяга. Это первые пластинки, которые слушал мой папа там. Потом я начал слушать другие рок-команды, например, Забрањено пушење, Прљаво казалиште, Парни ваљак.

Уже потом на каких-то студенческих тусовках я играл с ребятами, впитывал атмосферу. Они все очень удивлялись, что я интересуюсь, что мне есть дело до этого.

- Язык ты тоже освоил спонтанно?

- Да. Потом потратил несколько месяцев на занятия с преподавателем, чтобы привести в порядок грамматику. Я разговаривал бегло, но неправильно. Я же учил язык на улице. Интересно, что моими первыми учителями были ребята родом из Боснии и Герцеговины, из Мостара. На меня это произвело самое сильное впечатление, поэтому, несмотря на то, что все происходило в Белграде, у меня есть любовь к боснийскому говору, и она остается.

Red Brick Boys

Александр Дмитриенко | Фото: Алексей Чижик

- У тебя была какая-то непрерывная любовь к с того момента, как ты туда попал впервые в пятнадцатилетнем возрасте? Или ты забывал, но периодически возвращался к этой теме?

- С 11 класса до 23 лет, где-то лет восемь, я ездил только в страны бывшей Югославии. Каждое лето я проводил только там. Я все планомерно впитывал и познавал, мне хотелось все больше и больше узнать. Мне было не только интересно там просто быть, хотя и просто быть там мне очень нравилось. Я старался знакомиться с разными людьми из разных слоев. Мне было интересно все увидеть изнутри, при этом, я смог добиться того, что без длительного и углубленного изучения моего говора, народ не понимал, что я не свой. Возможно, мне помог музыкальный слух. Если я оказывался на какой-то вечеринке в какой-то компании (там же не будут ходить и всем показывать «О, этот парень из России»), ко мне не относились как к чужаку, и это очень помогло мне влиться в эту культуру, в этот народ.

- Ты учился в бакалавриате по специальности «маркетинг, менеджмент», потом в магистратуре «международные отношения» в Дипломатической академии. Потом работал на всяких серьезных работах, а музыка у тебя оставалась хобби. В московских музыкальных кругах ты известен именно как исполнитель американского фолка в стиле bluegrass. Как получилось, что такой «ударенный» Балканами молодой человек оказался увлечен американским фолком?

- Американским фолком я увлекся гораздо раньше, чем балканской музыкой. Это всегда было со мной. Первые записи американского фолка, того же Боба Дилана, у меня были еще в начальной школе.

Мне нравится эта музыка по нескольким причинам. Во-первых, это полностью акустическая музыка, а я большой любитель именно акустических инструментов. Во-вторых, это очень техническая музыка. Именно стиль блю-грасс позволяет добиться каких-то нереальных высот именно в игре на акустической гитаре, которая чаще всего воспринимается как ритмический инструмент. Это инструмент для аккомпанемента для тихих песен. Я смог перешагнуть через это и начать играть солидно на гитаре, подняться выше среднего уровня.

Кроме того, любая традиционная музыка имеет много составляющих частей, особенностей, в которых всегда интересно покопаться. А я люблю копаться до малейших деталей в том, что касается тем которые мне интересны.

- Все-таки это было делом времени, когда твоя команда Red Brick Boys начнет выступать и с песнями на сербском языке?

- Знаешь, я пытался выступать, даже была попытка на базе моей группы с еще одним товарищем создать некий проект, который назывался Tri jarana, который бы играл такую балканскую этнофолк-музыку. Но, к сожалению, ввиду малой совместимости этой музыки с аудиторией нашей группы (а сформировать новую аудиторию было довольно сложно), проект пришлось остановить.

- А что не получилось? Насколько мне известно, Куста и Брега играют в Москве по несколько концертов в год и всегда с аншлагом.

- В этом-то все и дело, что мало было заинтересованных. Это музыка, которая мало ассоциируется со стереотипной "балканской" музыкой. Сербам это может и неприятно осознавать, но в России есть определенные стереотипы о Балканах и Сербии, которая для многих эти самые условные "Балканы" и олицетворяет. Это какие-то дикие пляски, трубы, цыгане и прочие декорации к фильмам Кустурицы. Именно это и привозят в Москву и продают публике

Тот ассоциативный всплеск, который появляется у русского читателя и слушателя при словах «балканская музыка» не соответствовал тому, что мы делали. Мы, наоборот, делали что-то такое грустное, угрюмое и романтическое, с заметным уклоном в аутентичный севдах. Стихи Алексы Шантича, то, что было в репертуарах Ядранки Стоякович, Сафета Исовича. Именно старый севдах, неиспорченный поп-обработками. У нас был состав – аккордеон, гитара и виолончель. Несколько наших живых записей даже есть в интернете, песни Емина, Снег пада...

Заинтересованная в Балканах публика не смогла себя подстроить под такой формат, потому что все хотели плясок и цыган.

Red Brick Boys

Александр Дмитриенко | Фото: Алексей Чижик

- Тем не менее, ты участвуешь в новом проекте, который ориентировочно стартует в первой половине марта месяца и представляет собой серию музыкальных семинаров-лекций на тему сербской и прочей пост-югославской музыки. Причем ты планируешь пройтись и по фолку, и по року, и по популярной музыке. Что это за проект?

- Здесь будет другой формат, больше образовательный и заточенный под более осведомленную аудиторию, кроме того и сербской диаспоре это тоже может быть интересно. Эту историю мы поэтому реализуем вместе с известным в Москве языковым центром "Разговор", который за почти вот уже 10 лет своего существования обучил сотни россиян сербскому языку, и легендарным рестораном сербской кухни "Югос". Нужно показать заинтересованной в Балканах московской публике, что музыка Сербии и региона - это не про цыган и пляски. Это все очень разное, несмотря на то, что поется на одном языке, все это имеет какие-то разные стороны. Акцент не будет сделан на какую-то одну национальную музыку. При этом я понимаю, что в той же Сербии музыкальные традиции Воеводины, Шумадии и Южной Сербии разнятся. Тем не менее, я постараюсь за цикл из 5 концертов-лекций рассказать и сыграть как можно больше.

Автор: Иван Морозов
Источник: ruskarec.ru