Карта Балкан
Карта Балкан

Чт12132018

Вы здесь: Сербия / Сеница Сербия Материалы От читателей Отчёт о поездке в Косово и Метохию

Отчёт о поездке в Косово и Метохию

Косово и Метохия. Грачаница.Приятно отметить, что не прерываются контакты русских людей с косовскими сербами. Только что из поездки по Косово вернулись двое москвичек, активных участниц нашего проекта «Помоги делом». Представляем их рассказ.


 

В период с 4 по 7 октября 2012 г. мы с мамой побывали в Косово и Метохии. Эта поездка оставила у нас много впечатлений, которыми мы хотели бы поделиться с читателями.

Наш маршрут пролегал через Косовскую Митровицу, монастыри Баньска и Грачаница, Приштину, монастырь Печская Патриархия, сербское село Осояны, монастыри Дечаны и Зочиште, Призрен, сербский анклав Велика Хоча и город Ораховац. Мы прибыли в Косово поздно вечером 4 октября, а покинули его поздно вечером 6 октября. Туда и обратно мы добирались на автобусе Белград – Косовская Митровица и Косовская Митровица – Белград.

Мы въезжали в Косово через северную часть, через КПП Яринье. Первым делом хотелось бы отметить, что именно этот путь является для российских граждан наиболее безопасным и проверенным, ибо этот пункт контролируется миссией ЕС ЕУЛЕКС. Рядовые служащие ЕУЛЕКС – зачастую доброжелательные люди, которые уже состоят в дружеских отношениях с водителями рейсовых автобусов и выучили азы сербского языка. Они проверяют паспорта очень быстро, мягко и, как показалось, для галочки. А на выезде часто и не проверяют вовсе. Например, когда мы покидали Косово, сотрудник ЕУЛЕКС забрался к нам в автобус, посмотрел на нас, спросил нас по-сербски: «Как дела?», на что мы все дружно ответили: «Всё хорошо», и вышел.

Для сравнения: в южной части Косово, на КПП Мердаре, который контролируется косовскими албанцами, паспорта проверяются иногда по 4-5 часов, в них обязательно ставятся штампы, а к российским гражданам придираются как могут.

В северной части Косово мы чувствовали себя, как в обычной Сербии. По дороге нам часто встречались рекламные щиты с надписями: «Это Сербия». Дорожные указатели написаны на сербском языке, висит много сербских флагов. В Косовской Митровице встречалось много щитов с рекламой выборов в Сербии и агитацией за различные сербские партии и отдельных кандидатов. Все машины с сербскими номерами. На юге все машины с косовскими номерами. Ездить с сербскими номерами не рекомендуется по югу Косово, машину могут разбить албанцы. Приятно было то, что на центральной площади Косовской Митровицы стоит памятник русскому консулу Г.С. Щербине, который погиб там от рук албанских террористов в 1903 г. Сербы благодарны этому человеку за вклад, который он внёс в развитие отношений между русским и сербским народами и укрепление славянских позиций на Балканах вообще. Около кафе «Дольче Вита», где мы встречались с нашими гидами, висели флаги России и Сербии. Одни словом, жители Косовской Митровицы отчаянно борются за своё право на существование и продолжают помнить о единстве Сербии и России.

Наше путешествие началось с монастыря Баньска, который находится в северной части Косово. В памяти запечатлелась сербская община Звечан, через которую мы проезжали по пути в монастырь. По дороге висели баннеры с именами почётных граждан Звечана, среди которых известный сербский теннисист Новак Джокович и наши соотечественники – президент России Владимир Путин и бывший посол России в Сербии Александр Конузин. В Звечане располагается и теннисная академия, построенная Джоковичем.

БаньскаМонастырь Баньска был разрушен турками в 1389 г., поэтому всё, что мы увидели – это реставрация. Однако даже и так, мы были удивлены его красотой и грацией.

Из Косовской Митровицы в албанскую часть мы проезжали обходными путями, поскольку проезд через мост через реку Ибар чреват последствиями для российских граждан. Там также могут придраться и поставить штамп в паспорт и даже взять штраф. Поэтому мы рекомендуем всем путешественникам, которые хотят попасть в албанскую часть, проникать туда обходными путями на машине.

Нас с мамой поразил контраст, который мы увидели в албанской Митровице. Складывалось впечатление, что мы находимся в Албании. Все надписи на албанском языке, висят рекламные щиты с агитацией за албанских политических лидеров. Везде висят «косовские» и албанские флаги, но самым популярным является американский флаг. Флаг этой страны висит в Митровице и в остальных частях Косово, где доминируют албанцы, на каждом доме, столбе, общественном здании, заправках и т.д.

Проезжая через албанскую Митровицу, мы наблюдали обыкновенную жизнь албанцев. Вот идёт мама с коляской, вот ребята выходят из школы, вот друзья идут посидеть в кафе, вот семья выходит из магазина с продуктами. Казалось бы, жизнь идёт своим чередом. Однако при этом мы знали, что жители одного города по разные стороны реки ненавидят друг друга и что высадка в албанской части и спокойное разгуливание по албанской части Митровицы могло обернуться для нас не самыми благоприятными последствиями.

Грачаница – это большой сербский анклав, который похож на город. Там у сербов есть много магазинов, кафе, ресторанов, развлекательных комплексов. Монастырь Грачаница как будто сошёл с картинки в книге. Благодаря итальянскому КФОРУ, он не был разрушен албанцами. Автор данного отчёта увлекается теннисом, поэтому он хотел бы отметить, что на сегодняшний день безопасность этого монастыря обеспечивается в том числе 8 га земли, которые для него купил всё тот же НовакДжокович за баснословную сумму в 100 000 EUR.

В Приштине нас ожидала грустная действительность. Столица косовского региона полностью населена албанцами, что сказывается на внешности города. Больше всего нас поразило американское влияние в Приштине. Центральная улица названа улицей Билла Клинтона. Ему воздвигли памятник, повсюду реклама американских школ, сетей клиник и т.д. Американское посольство имеет огромную территорию, на которой разбит райский сад. На крыше самой большой гостиницы в Приштине стоит копия Статуи свободы. Также автор статьи заметил, что начиная от Приштины и к югу Косово не было ни одного указателя, где название на сербском языке не было бы перечёркнуто или замазано чёрной краской.

У нас сложилось впечатление, что всё в южном Косово находится под контролем США. Именно из-за благосклонности руководства этой мощной державы албанским бандитам удалось так укрепить своё влияние. Вопреки распространённому мнению, ЕС – не соперник США. Эта структура уступает США по военной и экономической мощи, поэтому зачастую она просто подчиняется тому, что диктуют американцы.

Монастырь Печская Патриархия (Печка Патриаршия), как и Дечаны, по-прежнему охраняется силами КФОР. На время посещения монастыря они забирают у посетителей паспорта.Мы увидели, что многие рядовые сотрудники КФОР, ЕУЛЕКС и других западных миссий – неплохие люди. Они всячески стараются показать своё доброжелательное отношение.

Мы поняли, что за время своей каждодневной работы в Косово эти люди увидели, что происходит на самом деле, и это заставило их переменить своё отношение к ситуации. В душе многие из них симпатизируют и сочувствуют сербам и даже стараются им помогать, но, конечно, не в состоянии изменить ситуацию на уровне руководства.

Именно из-за приказов руководства КФОР оставаться в стороне многие монастыри были разрушены. КФОР просто наблюдал за тем, как албанские бандиты грабят и поджигают сербские монастыри. Эта структура также дала возможность бандитам сжигать сербские сёла, поскольку она только эвакуировала сербских жителей и монахов.

Тем не менее, некоторые подразделения КФОР ослушивались приказов руководства и защищали сербские святыни. Многие помогали сербам. Например, по словам нашего гида Габриела, венгерский и испанский КФОР помогали им получать жизненно необходимые лекарства.

В настоящее время присутствие КФОР и ЕУЛЕКС в Косово является гарантией хотя бы какой-то безопасности сербов, поскольку эти силы в состоянии разогнать и напугать албанских хулиганов и бандитов. Например, ранее, когда монастырь Девич, расположенный в южной части Косово, охранялся силами КФОР, туда можно было безопасно добираться. Теперь КФОР покинул это место, передав обеспечение безопасности косовской полиции. Во главе пункта стоит албанец, который возглавлял преступную албанскую группировку в 2004 г., принимавшую участие в разгроме монастыря. Теперь ездить в монастырь стало опасно. Путь в Девич, который находится на вершине горы, лежит через албанское село, населённое агрессивными жителями. Если ранее их сдерживал КФОР, то теперь они забрасывают спускающиеся из Девича машины камнями.

Ночевали мы в гостях у нашего гида Габриела в селе Осояны. У Габриела большая и дружная семья – жена Ваня и трое детей. Несмотря на тяжёлое положение, они продолжают сохранять спокойствие и мужественно преодолевают все трудности, которые так несправедливо выпали на их долю. К большому сожалению, мы увидели, что жители Осоян могут надеяться только на себя. Их жизнь замыкается в их общине, там у них сербская школа, церковь, маленький магазин. Со всех сторон они окружены косовскими албанцами, которые, хотя и не совершают никаких агрессивных выпадов, но при этом настроены в основном с неприязнью или как минимум с безразличием. По вечерам косовским сербам не рекомендуется ездить по шоссе, поскольку на них могут напасть албанцы, а косовская полиция не обращает на это внимания.

Габриел. Косово и МетохияГабриел рассказал, что Сербия всё больше отворачивается от косовских сербов. Например, сербские банки не дают кредитов на строительство домов. Поэтому наш водитель Леонид был вынужден обратиться в местный албанский банк. Они согласились предоставить кредит, но с рядом унизительных условий, среди которых – подпись любого албанца, что он ручается за возможность возвратить кредит.

Также Габриел сказал, что многие косовские сербы, которые покинули Косово в 1999 г., позже вернулись назад. Они не остались жить в обычной Сербии, поскольку там их зачастую встречали не самым тёплым образом.

На следующее утро мы поехали в монастырь Дечаны. Этот монастырь, так же как и Печ, не был разгромлен албанцами и потому сохранился в своей первозданной красоте. Нам удалось застать службу в храме. Мы присутствовали на пении хора монахов монастыря. После этого нас пригласили на чашку кофе в монашеский корпус. Также нам предложили отведать невероятно вкусной сербской ракии, которую монахи делают сами.

В монастыре Зочиште, который был разрушен до основания в 2004 г., но сейчас полностью восстановлен, нам удалось побеседовать с настоятелем монастыря, который рассказал нам, что туда часто приходят албанцы-мусульмане. Эти люди отчаялись получить помощь в каком-либо другом месте, поэтому они приходят к мощам Косьмы и Дамиана, захороненным в Зочиште, и это их исцеляет. Монахи даже повесили коврик специально для них.

Во время нашего пребывания во всех сербских монастырях, особенно в Печи и Дечанах, мы почувствовали, что на территории этих святынь царит необыкновенное спокойствие, тишина и умиротворённость. Обыкновенно там очень мало посетителей, поэтому в храме слышишь собственные шаги, а стук от каблуков разносится эхом по всему храму. Именно здесь сохраняется Сербия. Создаётся ощущение, что здесь - свой собственный мир, где время останавливается. Вся мирская суета, вражда, ненависть и злоба остаются за пределами величественных и грациозных стен монастырей. Внутри монастыря в душе каждого посетителя возникает гармония и смирение.

Автор статьи пролистал книги отзывов в Печи и Дечанах. Там было много отзывов от европейцев и американцев, которые благодарят судьбу за то, что та дала им возможность побывать здесь. Все как один, эти люди признаются, что поражены красотой, грацией, а самое главное, спокойствием и смирением, которые царят в монастырях. Один француз надеется, что эти монастыри принесут мир балканским народам. Солдат немецкого КФОР почувствовал, что в его душе воцарилось спокойствие и гармония при посещении Дечан. Более того, автор статьи заметил даже отзыв от турецких посетителей. Он был написан на турецком языке, поэтому передать его содержание не представляется возможным. Однако в конце отзыва нарисован христианский крест, мусульманский полумесяц и иудейская звезда Давида, что даёт основание полагать, что автор отзыва надеется на толерантность и взаимопонимание между религиями.

В Призрене мы посетили собор Святого Георгия, церковь Святого Николы и Богородицу Левишку. Собор Святого Георгия поразил нас своей масштабностью и внутренней красотой. Свет, который лился через окна, озарял всё внутри. К сожалению, мы увидели лишь реставрацию. Подлинный храм, построенный в середине 19 в., был полностью разрушен албанцами 17 марта 2004 г. При этом даже несмотря на то что ситуация в Призрене спокойная, фотографировать храм не разрешается из соображений безопасности, поскольку это может не понравиться некоторым албанцам. Автор статьи всё же украдкой сделал пару фотографий.

Богородица ЛевишкаБогородица Левишка сейчас реставрируется сербской и итальянской фирмами, которые были наняты Россией. Реставрация осуществляется на российские деньги. Здание церкви охраняется косовской полицией. Полицейский открыл её для нас и трёх ребят из швейцарского КФОР, которые также прибыли посмотреть на чудо сербской культуры – пусть и полу сожжённое албанцами в 2004 г. Габриел рассказал нам, что чаще всего деньги на восстановление и реставрацию сербских церквей и храмов выделяла Россия, Сербия и Греция.

При этом нужно отметить, что в Призрене к сербам относятся хорошо. Если во многих других частях Косово албанцы, хотя и знают сербский язык, отказываются на нём говорить, то здесь люди отзывчивы и доброжелательны. Владелец одного магазина, где мы покупали воду и шоколад, увидел, что автор статьи не идёт на контакт. Тогда он стал активно спрашивать на сербском языке, что нам нужно и отметил, что поскольку мы прекрасно владеем сербским языком, трудностей в общении между нами не возникнет. Габриел пояснил, что одной важной причиной столь хорошего отношения является то, что в Призрене значительную долю мусульманского населения составляют не албанцы, а горанцы (сербы-мусульмане). Автор статьи заметил, что Призрен – пожалуй, единственное место в южной части Косово, где надписи на сербском языке не тронуты.

ПризренМы заглянули и в монастырь Святых Архангелов, который находится в 3 км от Призрена. Он был стёрт с лица земли в 2004 г. Сейчас там восстановлена лишь небольшая церковь и маленький келейный корпус для монахов. В восстановленной церкви монастыря изображен мученик Харитон, которого албанские террористы похитили в 1999 г. Они отрубили монаху голову и играли ею в футбол. На территории монастыря по-прежнему сохранилась зона, по которой нельзя ходить, ибо она была заминирована албанскими бандитами. Мины остались. На колокольне монастыря сиротливо развевался сербский флаг.

В Великой Хоче нас тепло приветствовала группа сербской молодёжи, которая выходила из школы. Нас поразило то, что русских в сербских анклавах встречают как самых дорогих гостей. Новость о том, что прибыли гости из России, принимается очень радужно.

В селе Ораховац мы обедали у гостеприимной хозяйки Йованы Бальошевич. В этом селе совместное проживание. Однако сербам принадлежит только одна улица. Остальная часть села заселена албанцами. Йована угостила нас вкусной домашней ракией. Мы были тронуты до глубины души верой Йованы в глубокую духовную связь сербов и русских. Как и большинство косовских сербов, Йована понимает, что Россия слаба, а потому не может противостоять США на данный момент и не в состоянии изменить их жизнь. Однако она не теряет надежды, что Россия снова станет сильной и поможет им освободить Косово от албанского и американского гнёта.

Наш гид Габриел служил в югославской армии во время конфликта в Косово, а потому рассказал нам много того, чего ранее мы не знали. В частности, он рассказывал об ужасах войны, от которых у нас шли мурашки по коже. Он рассказывал, как много горя албанские бандиты принесли сербам, как они издевались над порядочными албанцами, которые не хотели вступать в ряды Освободительной армии Косово. Он говорил о том, как НАТО, а прежде всего США, помогало Освободительной армии Косово совершать гадости. Однако это не помешало НАТО бомбить Косово в 1999 г. (При этом сейчас США утверждают, что НАТО бомбило только Белград). Вопреки распространённому мнению, албанские жители бежали из Косово в Македонию, Черногорию, Албанию, обычную Сербию не от югославской армии, а от бомбардировок НАТО. Мы видели огромный пустырь в г. Джаковица в 40 км от Призрена, где не селится никто, потому что туда падали бомбы, обогащённые ураном. Кстати сказать, Джаковица – это одно из нескольких мест в Косово, где сербам по-прежнему опасно жить и гулять. В Джаковице нельзя говорить по-сербски. Когда мы проезжали через этот город, в целях безопасности наши гиды сажали нас с мамой на заднее сиденье. Причиной неспокойствия в городе является то, что во время войны здесь располагались самые активные ячейки ОАК.

Справедливости ради Габриел отмечал, что наблюдались и отдельные случаи жестокого обращения с мирным албанским населением со стороны югославской армии, но отнюдь не массовые и повсеместные случаи, как это утверждается на Западе. Безусловно, как это всегда бывает во время войны, все убивали всех. Однако в количественном измерении случаи издевательства над мирными албанцами со стороны югославских военных не сопоставимы со случаями издевательства над сербским мирным населением со стороны террористов ОАК.

Покидая Косово, мы чувствовали, как к горлу подступает комок, а на глаза наворачиваются слёзы. Невозможно без боли смотреть на происходящее в Косово. У нас сжималось сердце при виде того, что все места, которые теперь заселены албанцами и контролируются косовскими властями, некогда были сербскими. На пути из Приштины на юг не было ни одного сербского дома, который бы не был сожжён албанскими бандитами в 1999-2004 гг. Сербов безжалостно выгоняли из их домов, не давая возможности вернуться. Теперь от этих домов остались лишь обгоревшие балки. Над некоторыми победоносно развевается албанский флаг. Во многие дома активно заселяются албанцы.

Сотни сербских церквей и монастырей были осквернены, ограблены, сожжены. То же самое происходило и с сербскими кладбищами. В Джаковице на месте огромного православного храма в центре города косовские власти разбили общественный парк. В регионе как грибы растут мечети. Их строят из грубых материалов, которыми россияне выстраивают подсобные помещения на своих участках на дачах. Неприглядный вид мечетей говорит о том, что их строят для галочки, для закрепления присутствия и доминирования албанцев над сербами в регионе. Албанцы не религиозны и наверняка в большинстве своём не будут посещать эти мечети.

Напоследок хотелось бы сказать, что поездка в Косово перевернула мировоззрение автора данного отчёта. Автор должен с позором признаться, что комфортная жизнь в Москве и учёба в одном из самых престижных вузов России уверили его в том, что он в курсе всех основных событий и тенденций в мире, поскольку получает качественное высшее образование и читает ведущие российские газеты. Однако как стало ясно, живя за 2500 км от «горячей точки», мы не знаем о ней ничего. Доверять ни одному виду СМИ нельзя, поскольку все газеты и иные средства массовой информации предубеждены. Ни одна из них не публикует полной и достоверной информации. Не только потому, что, может быть, не желает этого делать, но также и потому, что журналисты и учёные часто пишут свои статьи, не разобравшись в проблеме и не побывав в этом месте.

Только проехав через всё Косово, увидев всё собственными глазами, пообщавшись с участниками и очевидцами событий в Косово, мы чуть-чуть приоткрыли завесу над происходящим, разобрались, что к чему. Мы поняли, что трагедия сербов в Косово является последствием разборок различных группировок между собой, что в это вовлечены самые разные силы и интересы, о которых мы даже не догадываемся, и что не всё так очевидно.

Все мы давно знаем, что западные средства массовой информации, прежде всего американские, всегда искажали и утаивали информацию о событиях в Косово. Однако как оказалось, этим же в некотором роде занимаются и российские СМИ. В частности, мы были в полной уверенности, что российская гуманитарная помощь южным сербским анклавам дошла в полной сохранности. На деле же оказалось, как нам пояснил наш гид Габриел, что она была, да простят нас за такие слова, разворована сербскими чиновниками в Косовской Митровице и продана местным жителям на рынках за деньги. До южных анклавов не дошло ни копеечки.

Именно поэтому наша задача – всячески помогать сербам в Косово, прежде всего, в южных анклавах, поскольку надеяться им больше не на кого. Ни Запад, ни официальная Сербия, ни официальная Россия им не поможет. Побывав в Косово, увидев все сложности и трудности, которые сопровождают сербов, восхитившись их духом сопротивления и желанием жить дальше и преодолевать все невзгоды, мы вернулись назад с твёрдым намерением и дальше продолжать участвовать во всех акциях помощи южным анклавам, которые организуются напрямую.