Карта Балкан
Карта Балкан

Пт12142018

Вы здесь: Сербия / Сеница Сербия Материалы История Патриарх Павел: Милошевич - не христианин

Патриарх Павел: Милошевич - не христианин

Патриарх сербский Павел«Добро пожаловать, мы рады видеть Вас и разговаривать в мире и добре, - приветствовал нас Его Святейшество Патриарх Сербский Павел в здании Патриархии в Белграде. - Я не стану представлять сербов, Православие и веру православную лучшими, чем они есть. Это бессмысленно, Бог точно знает, кто есть кто. Нет народа, в котором нет преступников ни в мирное время, а тем более во время войны. Но, представлять злодейским целый народ нельзя, нельзя весь народ называть преступным»

«Вспомните о преступлениях Второй Мировой войны и что, теперь, нужно всех хорватов называть усташами, или всех мусульман такими-сякими? Есть и хорошие и плохие мусульмане, я жил с ними 10 лет и некоторые из них были моими добрыми приятелями. Гимназию я закончил в Тузле, а Семинарию - в Сараево. За время учёбы в Сараево я был председателем Общества трезвости молодёжи всех школ Сараево, в том числе и медресе Гази Хусрав-бега, где училось несколько моих друзей.

Несколько лет назад Вы сказали следующее: «Потерять Косово, основу Святосавия*, значит поставить под вопрос и наши души и себя самих. Косово - колыбель сербской духовности и государственности, душа и сердце детей светосавских». Скажите, теперь Косово для Сербии потеряно?

- В Средние века Косово для нас было центром церковной и государственной жизни. Еще святой Арсений, первый наследник святого Савы, перенес Патриархию в Печ, и там сербские архиепископы и патриархи были годами. Здесь наши важнейшие монастыри, наши величайшие достижения в истории, культуре, живописи и зодчеству. Но не как территория важно для нас Косово, хотя здесь и находятся монастыри, проповедовавшие веру, учившую жить по-человечески. Монастыри в других частях Сербии тоже делали это. Вот, чем важно для нас Косово: святой князь Лазарь и наши предки вышли на Косово не отнимать чужое, но защищать своё, не посягать на чужую свободу, но защищать свою, не налагать свою веру на других, но защищать свою. В Косовской битве 1389 г. погибли и князь Лазарь и султан Мурат. Мы держимся того принципа, что оборонительная война благословенна. Однажды у меня спросили, бывает ли праведная война. В Святом Писании говорится: «настала война на небе». Сатана, по-вашему шайтан, был ангелом, который из гордости восстал против Бога. Сейчас все сектанты, сатанисты, заявляют: «нет власти надо мной, я - всё и вся». Что он считает добрым, то и делает; точно как тот шайтан или сатана со своими сторонниками из ангелов, так же восставшие против Божьей власти.

Вот, чем важно для нас Косово: святой князь Лазарь и наши предки вышли на Косово не отнимать чужое, но защищать своё, не посягать на чужую свободу, но защищать свою, не налагать свою веру на других, но защищать свою.

Этим я хочу сказать, что у нас оборонительная война дозволена и благословенна, а завоевательные войны мы осуждаем, кто бы их ни вёл. Наш принцип - оборона. Мы оборонялись от турок, от Гитлера, будем обороняться и сейчас, хотя мы страшно пострадали.

После ужасных преступлений, совершенных на Косово, смогут ли сербы и албанцы снова жить здесь вместе?

- Сынок, это будет нелегко. Любая война - несчастье, но гражданская война, бушевавшая в Боснии, Хорватии и на Косово - несчастье из несчастий. В войне неприятель приходит с чужбины: когда война окончена, он уходит. В гражданской войне неприятель - сосед, гражданин той же страны, зачастую - родственник, если речь идет о смешанном браке. Представьте себе человека, чей сын убит близкими его соседа. Рана его свежа и кровоточит. Сын, тяжело, но все же возможно. Покаянием. Есть в чём каяться и нам. и албанцам, случились великие несчастья, совершены ужасные преступления. После покаяния приходит прощение. Столько лет мы жили вместе: сербы никогда не отрицали права албанцев на солнце, землю и жизнь на Косово и Метохии. Со временем положение изменилось, сербы стали меньшинством. На Косово живут и другие меньшинства: турки, гораны, цыгане и египтяне.

Патриарх сербский Павел

Почему мы не могли бы, как люди, и дальше жить вместе? Конечно, этому поколению будет очень тяжело. Но зато шансы и обстановка для мирной жизни у будущих поколений будут намного лучше. На земле Господней достаточно места для всех нас, если мы способны быть людьми и будем ими. Чего не Каину, что он убил брата своего? Будем ли злодеями, как он, вся планета нам будет мала. Нужно быть человеком, никто не спрашивал у нас, хотим ли мы родиться сербами, албанцами, неграми или китайцами. В этом нет ни нашей ответственности, ни нашей заслуги. Но то, как мы будем поступать, невзирая на национальность, расу и происхождение, будем ли пред Богом падать или подниматься - зависит от нас. Все мы произошли от Адама и Евы. Будем ли людьми - будет хорошо, будем ли нелюдями - все напрасно.

Более 30 лет провели Вы на Косово. Можете ли сказать нам, с каких пор появились проблемы на Косово и по каким причинам?

- Проблема Косово возникла ещё во времена османов, точнее в 1878 г., когда появилась Призренская лига, требовавшая для Косово самостоятельности. Я приехал на Косово в 1957 г. и провел там следующие 34 г. Не собираюсь перекладывать вину на других, но часть албанцев ещё тогда добивалась этнически чистого Косово. Я письменно извещал власти об этом. Не все, конечно, я не имею в виду всех албанцев, но немалое число их вела себя именно так. Покажите мне в Европе хотя бы одну этнически чистую страну, даже в Боснии и Герцеговине после всего, что произошло, рядом живут мусульмане, православные, католики и другие.

Недавно Вы были на Косово и были потрясены преступлениями, совершёнными там. Что Вы видели?

- Во время поездки на Косово я отправился посетить монастырь Девич. Нас остановили албанцы, не хотели пропускать. Спросили, куда еду, видел ли я сожжённые дома в селе Кауса на другой стороне холма. Всё это, говорят, сделали преступники-сербы. Знаю, говорю я им. Я знаю и как строились эти дома, всем миром. Когда шли бои, говорят они, ваши монахини могли пройти, а наш ходжа не мог попасть в мечеть, помолиться. Почему, спрашиваю, мечеть-то цела, не повреждена. Видишь, сынок, люди склонны одной меркой мерить себя, а другой - всех остальных, об этом я говорю. Не хочу перекладывать всю вину ни на албанцев, ни на сербов.

Среди сербов есть преступники. Когда я был в Косово, то видел сам сколько всего сожжено и разрушено, узнал об убийствах, даже женщин и детей. Но албанцы убивали тоже. Шесть месяцев назад в одном кафе в Печи сидело семь сербов, парней шестнадцати-семнадцати лет и один - двадцати шести. Албанец вошёл и дал по ним очередь. В тот момент у седьмого парня упала зажигалка, он нагнулся за ней и так остался в живых. Это случайность? Или для случайности это слишком? Не хочу называть добром зло, причинённое сербами и не хочу утверждать, что шиптары творили одно зло. На сколько и с чьей стороны больше или меньше зла и злодеев - это только Божия правда рассудит и Божий метр измерит. Как, впрочем, и в Боснии и Герцеговине.

Уже почти десять лет Вы Патриарх и почти столько же времени у власти стоит Милошевич. Вы были свидетелем распада страны и гибели людей. Странно, что церковь выступила против Милошевича только тогда, когда всё было уже почти кончено. Как Вы это объясняете?

- Это не так. Ещё в 1992 г. в меморандуме Святого Архиерейского Собора было написано, что у власти в Сербии и Черногории стоят вчерашние коммунисты. Но, если быть искренним, такие же люди стояли у власти и в Хорватии, и в Словении, и в Боснии и Герцеговине, которые часто и во многом сохранили систему времён коммунизма. Вот этот документ, здесь написано: «Уважая и признавая права всех народов, с которыми веками живём на этих просторах, с болью смотрим на результаты коммунистической и посткоммунистической власти во всех республиках бывшей Югославии и осуждаем эту власть. Сознавая трагичность момента и судьбоносности выбора, стоящего перед народами, Сербская Православная Церковь вновь призывает к созданию правительства народного доверия, национального единства и всенародного спасения. То же требование о создании такого правительства мы повторили в 1994 г. Видите ли, Церковь не имеет своей партии, она не политическая организация. Я слышал мнение, что на месте, на ком я нахожусь, что бы я ни сказал, всё - политика: или за партию на власти, или за оппозицию. Я им ответил, что для нас этот принцип слишком мелок, у нас есть другой, принцип апостола Павла: «Едите ли, пьёте ли, что бы другое не делали вы - всё делайте во славу Божию». Значит, всё может быть, как Бог того хочет, а может и наоборот. Этот принцип включает и политику. Она тоже может быть во славу Божию и к добру для народа.

Всё же немало тех, кто утверждает, что Вы - человек Милошевича?

- Ещё в 1991 г., когда я был на Косово, прошли первые многопартийные выборы. Люди спрашивали у меня совета, за кого голосовать. Я сказал им, пусть рассмотрят, кто председатель партии, пусть посмотрят программу и на основании этого решат. По моему мнению, сказал я, верующие не должны голосовать за партию, прокламирующую материализм или атеизм, не могут доверять таким партиям. 

...если великой Сербии для того, чтобы выжить нужно преступление - я не согласен, пусть её не будет. Если малой Сербии чтобы выжить нужно преступление - пусть не будет и малой Сербии.

Четыре года назад я был в Вене на праздновании 100-летнего юбилея нашей церкви Святого Савы. В газетах появились статьи о том, что я приехал в Вену, чтобы пустить миру пыль в глаза, что это я тот, кто призывает к войне за великую Сербию. На одном собрании, организованном кардиналом, мне пришлось сказать: «Мне приписывают, что это я - предводитель сербов в войне за великую Сербию. Но, если великой Сербии для того, чтобы выжить нужно преступление - я не согласен, пусть её не будет. Если малой Сербии чтобы выжить нужно преступление - пусть не будет и малой Сербии. Пусть в мире останется последний серб, пусть он сможет выжить только ценой преступления, хоть бы этим сербом был сам я - нет» Тогда один господин из публики задал мне вопрос: «Скоро выборы. За кого будет голосовать церковь?» Я рассказал ему, что советовал народу во время первых выборов. Церковь не имеет партии, а лично я никогда ни за кого не голосовал. Я хочу объяснить Вам, что я не сторонник Милошевича, как не сторонник и никакой другой партии. Выборы прошли под контролем международных наблюдателей ОБСЕ, которые подтвердили их легитимность. Чего же теперь хотят от меня?! Я не голосовал и никого не посылал наблюдать за выборами. Они говорят, что всё честно и что Милошевич победил: значит, народ сам будет отвечать, если ошибся.

Что Вы можете сказать о бомбардировках НАТО?

- За пару месяцев до этого я слышал, что НАТО готовит нападение на Косово с территории Македонии. Это была бы агрессия, от которой нужно защищаться, как защищались мы от Гитлера. Но когда НАТО заявил, что отказывается от вторжения и собирается прибегнуть к бомбардировкам, нужно было сесть и как следует подумать, сможем ли мы обороняться. Если человек хочет построить дом, он для начала должен установить, имеет ли он довольно средств, чтобы закончить его. Если он начнёт дом, а потом выяснится, что ему невмочь закончить, то лучше было и не начинать. Если один царь с двадцатью тысячами воинов хочет напасть на другого царя с десятью тысячами воинов, то последний должен сесть со своими советниками и хорошо подумать, сможет ли он обороняться. Если оборониться никак нельзя, он должен, пока нападающие ещё далеко, выслать послов, чтобы они договорились и сделали уступки ради своего народа. Христос нам, верующим, сказал: «Нет больше той любви, если кто положит жизнь за ближних своих». Это о тех, кто защищает свою семью, свою свободу, Отечество, могилы предков. Но в этот раз мы неприятеля и не видели, потому что использовались и т.н. "невидимые самолёты".

Как, по Вашему мнению, должно было поступить государственному и военному руководству СРЮ?

- Если неизбежно, то лучше пусть будет мирным путём, пусть придут международные формирования, как и произошло.

Скажите нам, какой христианин Милошевич?

- А нет, он совсем не христианин. В своей книге Туджман пишет, что Милошевич - социалист. В общем, социалист он или коммунист, я не знаю, но знаю, что он никак не связан с Православием. Он совсем не ходит в церковь.

Если он не христианин, то какую веру исповедует?

- Ну знаете, существуют адвентисты, иеговисты... сект есть сколько угодно...

После того, как Вы признали сербские военные преступления на Косово, режим Милошевича назвал Вас предателем, наградил и многими другими оскорбительными эпитетами?

Милошевич хотел бы всё, включая и церковь, использовать для своей выгоды

- Я держал в руках документ, гласивший, что санкции Сербии будут усилены, если Милошевич не уйдёт в отставку. Поэтому мы просим его, в интересах и для спасения народа, мирно и добровольно уйти. В противном, если он останется, немногие из нас это переживут. Церковь никогда не была ни за, ни против Милошевича. Мы были у него, как у президента, выборы которого оценены, как честные, хотя мы и знаем, что это не так. Церковь говорит: «Дайте кесарю кесарево, а Богу Божие». Никогда ещё Бог не требовал того, что принадлежит кесарю. Но веками было и будет так, что кесарь хочет получить то, что принадлежит Богу. Милошевич хотел бы всё, включая и церковь, использовать для своей выгоды. Мой долг православного христианина - защищать истину. Я - монах, у меня ничего нет, и мне это легче, чем кому-то, у кого есть жена и дети.

Недавно Вы посетили анклав недалеко от Сараево. Каковы Ваши сведения о состоянии православных объектов в БиГ?

- По моим сведениям церковь там не преследуется, даже введён Закон Божий в школах. Мы предлагали ввести его и у нас, как факультатив. Физика, химия, биология... всё эго науки о жизни на земле, но мы - не только земные, но и небесные создания. Все мы имеем душу, и мусульмане, и христиане.

В БиГ сформировано Вече религиозного примирения, есть ли у Вас контакты с ним? Каковы отношения с представителями других конфессий?

- Кардинала Пулича я знаю лично и уважаю, хорошие отношения были у нас и с Кухаричем, как и с бывшим улеммом всей Югославии. Но нынешний улемм Чорич высказал некоторые обвинения в мой адрес. Например, недавно, на одно событие недалеко от сараевского аэродрома, были позваны и он, и я. Он отказался присутствовать, объяснив это тем, что я не протестовал против разрушения мечетей в Боснии. Это неправда. Я письменно и не однажды осудил разрушение мечетей в Баня-Луке. Разрушить мечеть может только злодей, точно так же, как и церковь.

Что в характере сербского народа заставляет его разрушать мечети в Республике Сербской?

- Это беда. В военное время преступники становятся настолько агрессивными, что другим не остановить их. Злодеи есть и в мирное время. Вы и сами знаете, какой уровень насилия. Мы получили информацию, что в БиГ изнасиловано несколько тысяч мусульманок. Мы поставили этот вопрос на церковном Соборе, и Собор решил, что отдельные случаи были, как и в мирное время, но что касается лагерей, где изнасилования будто бы были систематическими, пусть международное сообщество втайне пошлёт специалистов для подтверждения этого. Если этот факт подтвердится, все мы готовы к расстрелу. Изнасилования случаются, я читал статистику Германии, там большое число, а ведь там не было войны. Точно так же Ибрагим Ругова** заявил, что в женском монастыре Девич находится склад оружия. Когда я узнал об этом, то попросил американского посла, чтобы госпожа Олбрайт послала людей подтвердить это. Если в монастыре будет найдено оружие, я сам приеду туда, и пусть ликвидируют весь монастырь со мной вместе. Но, видите ли, там оказалась только двустволка для отпугивания орлов и волков.

Вы сказали, что только варвары могут разрушать и сжигать религиозные объекты. Если это так, то как можно говорить о религиозной войне? Возможно ли, чтобы неверующие воевали за веру? Вы сказали, что в БиГ была гражданская война, что для многих свидетелей событий неприемлемо.

- Это не так. Вы знаете, что мусульмане объявлены бошняками, отдельным народом. Насколько я знаю, мы не отрицали автохтонность мусульман в БиГ и ничего им не запрещали. Но, если существует боснийская нация, то почему Караджич, Младич и Плавшич***, родившиеся в Боснии - не представители этой нации?

Вы упомянули Караджича и Младича. Во время войны в БиГ Вы часто бывали на Палах**** у Радована Караджича?

- В октябре 1992 г, через несколько месяцев после начала войны, я был в Америке и встретился с секретарём ООН. На пресс-конференции одна журналистка спросила меня, разожгут ли Караджич и Младич пламя войны во всей Боснии. Видите, уже тогда, в 1992 г., всю вину за войну свалили на Караджича и Младича. Я ответил ей следующее: «Госпожа, по нашей вере мы - свободные существа. Свобода включает и ответственность. Я ответственен за свою работу, вы - за свою, так же ответственны и Караджич и Младич, но и Изетбегович, Туджман и Милошевич».

Почему, по Вашему мнению, началась война в Боснии и Герцеговине?

- Из-за стечения обстоятельств и вмешательства извне. Народ выбрал Караджича, Младича и Изетбеговича. Европа заявила, что это - не демократия, а их договор, что так нельзя. Наша вина тоже присутствует, мы пошли на этому пути. По моему мнению, это всё же была межэтническая война с религиозным компонентом. Видите ли, сербы - верующие православные. Мусульмане так же верующие, это говорит само их название. Хорваты - верующие католики, и вот пожалуйста.

Что бы Вы в конце этого интервью хотели сказать народу Боснии и Герцеговины?

- Нужно и дальше жить, как подобает людям. Если у нас станет сил покаяться за зло, которое мы причинили, и простить причинённое нам, если будем помнить, что будущие поколения должны жить в лучшем мире и большем счастье, чем мы, мы сможем выжить. В противном нас не будет. Пусть Бог поможет нам быть верующими и жить с сознанием неизбежность Его суда, а мы должны молиться, чтобы то, что случилось с нами, не повторилось нигде и никогда. Это я прошу передать, вместе с добрыми пожеланиями и сербам, и мусульманам, и католикам.


 

* Святосавие (сербск. Светосавлье) - так в Сербии нередко наіывают Православие в знак уважения и любви к св. Савве Сербскому.

** Ибрагим Ругова (1944 - 2006) - косовский писатель и политик, многие годы возглавлял борьбу косовских албанцев за независимость от Сербии. Первый президент непризнанной Республики Косово (2002-2006) Скончался в 2006 г. от рака легких.

*** Плавшич, Биляна (р 1930) - боснийско-сербский гос. и полит, деятель; доктор биологии, профессор Президент Республики Сербской (1996- 1998). Обвинена в военных преступлениях, добровольно сдалась МТБЮ и признала вину. Приговорена к 11 годам заключения, после отбытия 2/3 срока выпущена на свободу. Живет в Белграде

**** Пале - муниципалитет в вост.Сараево. где сербы составляли большинство населения. Во время войны 90 х г.г. - укрепление сербских частей. Сейчас - часть Республики Сербской.

журнал «Слободна Босна», Сараево, 24 июля 1999. Журналист Мирха Дедич

Опубликовано в книге, изданной сербским отделением Международного общественного фонда единства православных народов,

"Патриарх сербский Павел. Пешком в вечность"

Составитель оригинала: Йован Србуль, перевод: Ирина Стойичевич