Карта Балкан
Карта Балкан

Сб12082018

Вы здесь: Сербия / Сеница Сербия Материалы История Русское кладбище, Иверская часовня и Памятник русской славы

Русское кладбище, Иверская часовня и Памятник русской славы

Подобно русскому кладбищу в Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем, кладбищам «Тегель» в Берлине и «Ольшани» в Праге, и в Белграде имеется городское «Новое кладбище» на котором с 1920-х годов хоронят русских.

В основном на прилегающих друг к другу участках («парцеллах») №№ 80, 80А, 90 и 90А. Русские захоронения встречаются и на других участках этого кладбища. Можно предположить, что русских эмигрантов и их потомков здесь похоронено 3-4 тысячи. В пригороде столицы, Земуне, и в промышленном городе Панчево, вниз по течению Дуная (в котором в 1921-1944 годы находился Русский хирургический госпиталь) скончалось и похоронено несколько сот белградских русских. С другой стороны, на «Новом кладбище» похоронены и русские, умершие не в Белграде, среди которых: верховный главнокомандующий вооруженными силами России, основатель Добровольческой армии, генерал-адъютант Михаил Васильевич Алексеев (1857-1918), последний председатель Государственной думы Михаил Владимирович Родзянко (1859-1924), первоиерарх Русской православной церкви за рубежом, митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий, 1863-1936), председательница Московского археологического общества графиня Прасковья Сергеевна Уварова, урождённая Щербатова (1840-1924), тайный советник, инженер путей сообщения, профессор Александр Андреевич Брандт (1855-1933).

Однако знаменитостями русского кладбища в Белграде являются два уникальных памятника эпохи, расположенные рядом, между упомянутыми четырьмя участками – Часовня во имя Иверской Божией Матери и Памятник русской славы.

Иверская часовня Божией Матери

В ночь с 29 по 30 июля 1929 года в Москве была снесена Иверская часовня у Вознесенских ворот стен Китай-города. Исчез и список с чудотворной иконы Иверской Божией Матери (именуемой и «Благая Вратарница»), привезенный в 1648 году с Афона, прославившийся множеством чудес и исцелений. Редко кто, проживая или побывав в Москве, не поклонился этой народной святыне – «Заступнице Усердной». Изображенная на полотне Мст. Добужинским, воспетая в стихах О. Мандельштама, М. Цветаевой и Влд. Ходасевича, в 1931 году Иверская часовня «воскресла» в Белграде!

У русских людей на чужбине, несущих свой тяжкий крест изгнания, лишений и бедствий, зародилась трогательная мечта – восстановить разрушенную святыню во все ее исторической точности и водрузить в ней новонаписанную икону Иверской Божией Матери. На пожертвования русских в рассеянии, трудами белградцев – попечительницы княгини Марии Александровны Святополк-Мирской и военного инженера, архитектора Валерия Владимировича Сташевского – верная копия московской часовни была построена и освящена 22/5 июля 1931 года. Афонские иноки доставили в Белград список чудотворного образа.

С наружной стороны часовни, в особых нишах, находятся два больших образа: Святителя Николая – в память императора Николая II и Святителя Алексея – в память наследника цесаревича (оба сооружены на Афоне). В самой часовне собраны святыни главнейших русских церковно-исторических центров: в память Москвы – икона Иверской Богоматери; в память Киева – икона Успения Божией Матери (привезенная из Иерусалима); в память Петербурга – список с иконы Нерукотворного Спаса, что был в Домике Петра Великого. Живописное изображение Плащаницы получено в дар от монахинь обители на Елеоне.

В крипте часовни покоятся останки митрополита Киевского и Галицкого Антония (Храповицкого) и его келейника (позднее – архимандрита сербского монастыря Високи-Дечани) Феодосия Мельника (1890-1957), а в стенах часовни – останки первого настоятеля Русского храма Св. Троицы в Белграде, протопресвитера Петра Беловидова (1869-1940) и епископа Лондонского, викария Западно-Евпропейской епархии, Николая (Карпова; 1891-1932).

Памятник русской славы

Военный инженер В. В. Сташевский соорудил и вторую достопримечательность кладбища в Белграде – величественный памятник русским воинам Великой войны 1914-1918 годов. Он был воздвигнут по замыслу и стараниями полковника Михаила Федотовича Скородумова, по проекту архитектора и скульптора Романа Николаевича Верховского, которому принадлежат все скульптурные работы этого комплекса.

Памятник из серого камня имеет форму артиллерийского снаряда, наверху которого стоит ангел с устремленными вверх крыльями. У подножия снаряда полулежит на знамени, в шинели, фуражке и во всем снаряжении русский офицер, замахивающийся шашкой, как бы защищая знамя. Посреди снаряда располагается барельеф – двуглавый орел и дата – 1914 г. На левой стороне памятника выгравировано под крестом: «Вечная память Императору Николаю II и 2 000 000 русским воинам Великой Войны». На задней стороне памятника надпись по-сербски: «Храбро павшим братьям русским на Солоникском фронте 1914-1918 гг.». К памятнику ведут несколько ступенек, а под ними находится часовенка-склеп, над железной дверью которого написано: «Спите, орлы боевые».

В склепе похоронены останки салоникцев и других русских героев, погибших на территории Сербии. Из более шести тысяч русских, погибших на Салоникском фронте, в склеп перевезено только 387 офицеров и солдат, так как после войны крестьяне перепахали часть могил, а часть Салоникского фронта и тыловые госпитали оказались на греческой территории. В склепе также покоятся останки 136 офицеров и солдат двух русских батарей, погибших при защите Белграда; четыре русских военнопленных, расстрелянных австрийцами за отказ грузить снаряды на сербский фронт; два русских моряка со сторожевика «Тирасполь», погибших у дунайского порта Кладово; около ста русских солдат, умерших от ран по госпиталям на территории Сербии, оккупированной австрийскими войсками. В часовню памятника также перевезен большой крест, сделанный сербами из железнодорожных рельсов с надписью: «Русские герои, жизнь свою положившие за свободу Сербии», установлены ранее на одной из братских могил.

Этот едва ли не единственный памятник русским воинам, павшим в Первой мировой войне, построен и освящен в 1935 году. В день прибытия в Белград ящиков с прахом русских воинов, пропитавших поля и горы южной Сербии своей кровью, сербский патриарх Варнава, после панихиды, произнес речь, в которой прозвучали слова:

«Мы много пережили в Белграде горьких и радостных событий и давно, давно ожидали этого благословенного дня, кода из глубины своего сердца можем вознести горячие молитвы об упокоении наших братьев, русских воинов, которые поднялись как один человек за свободу маленькой Сербии в наиболее тяжелый момент ее истории, и которые пали за эту свободу».

В памятной книге, в которой расписывались посетители усыпальницы, имеются подписи советских офицеров и солдат, приходивших сюда в 1944-1945 годах поклониться праху своих братьев по крови. Капитан Павел Вий написал 14 февраля 1945 года: «Я – офицер Красной армии, но духом воспитанный в православии и любви к русскому человеку…». Капитан Г. Розанов написал 8 июля 1945 года: «Слава русским воинам, погибшим за освобождение славянских народов». В другом месте книги подписи 30 советских солдат, а под ними стоит: «И я – Танечка Чупкова, санитар».

А. Б. Арсеньев / "Русские в Сербии", Белград 2009.