Карта Балкан
Карта Балкан

Вс10222017

Вы здесь: Сербия / Сеница Сербия Материалы Политика Бомбардировка без объявления войны

Бомбардировка без объявления войны

10 лет бомбардировкам НАТОДесять лет назад НАТО начала первые военные действия в своей истории, выступив не как оборонительная организация, в качестве которой она и задумывалась, а как агрессор.

На прошлой неделе в Белграде появились плакаты следующего содержания: "Сербия за мир. НАТО против Сербии. НАТО против мира ". Это одна из многих акций, которая, как полагают организаторы, должна таким образом напомнить о наиболее болезненных травмах недавней истории Сербии - о 10-летии начала натовских бомбардировок в то время еще Союзной Республики Югославии (читай Сербии).

24 марта 1999 года, в 20:38, первые ракеты упали на военные объекты в Батайнице.

Это было началом воздушных бомбардировок, проводившихся крупнейшим военным альянсом в мире, чьи должностные лица старательно избегали называть это войной. Для них это была "воздушная операция" "Союзная сила".

Оценивать это иначе, кроме как жестокую военную агрессию длиной в 11 недель, завершившуюся соглашениями в Куманово, по которым НАТО и руководство СРЮ заявили о своей победе, нельзя, как и говорить о предотвращении гуманитарной катастрофы и победе демократии. Кто победил, стало видно позже, когда начался подсчет жертв и ущерба, и сербские силы были выведены из Косово и Метохии.

В ходе бомбардировок, длившихся 78 дней, было нанесено 2300 воздушных ударов по 998 объектам по всей территории Сербии (Черногория избежала бомбардировок) и сброшено 37000 кассетных бомб. Было применено запрещенное оружие с обедненным ураном. Погибло 1002 военнослужащих Армии Югославии, около 2000 гражданских лиц, в том числе 700 детей. 6000 ранено. Уничтожено 82 моста, 422 учебных заведения, 176 памятников культуры. Общий материальный урон оценивается в 100 млрд. долларов.

В составе KFOR на Косово было введено 37200 военных из 36 стран (30000 – из стран-членов Альянса). По оценкам Управления ООН по делам беженцев, после прибытия сил по поддержанию мира, Косово покинули 230000 сербов и цыган. Власти независимого Косово говорят о возвращении в край 18300 неалбанцев.

В 1999 году НАТО исполнилось 50 лет

Агрессия НАТО, без преувеличения, стала кульминацией процесса развала большой Югославии (СФРЮ). Но почему же Сербия должна была стать целью, полигоном НАТО, которая накануне своего полувекового юбилея искала новые обоснования для своего существования, а Америка – для своего глобального доминирования и лидерства?

Можно ли было избежать этой войны и что стало ее причиной?

Говоря о причинах, уместно сказать о непродуманной политике, конфликте личных и национальных интересов, недальновидности руководства, замешанном на жажде к власти и неадекватной оценке реальности. А в центре этого – провал политического эксперимента под названием «Югославия» с его неспособностью отказаться от наследия прошлого и недекларативно принять демократическое настоящее. Косовский «конфликт» стал заключительной частью драмы. Объяснение последующих событий, которые привели к асимметричной войне Сербии с западным миром, нужно искать в итогах Дейтонской конференции, которая положила конец войне в Боснии.

В Дейтонской конференции, в которой приняли участие все страны-участницы бывшей СФРЮ, не нашлось места представителям Косово и Метохии, которая, как и Воеводина, имела в СФРЮ статус автономии, но была упразднена в ходе «антибюрократической революции» Милошевича.

Для Косово там не нашлось места, хотя на том очень настаивала администрация Клинтона, для которого вынесение проблемы Косово на международный уровень украсило бы ряд внешнеполитических побед его администрации. А проблемы были таковы: албанцы под руководством умеренного Ибрагима Руговы хотели для Косово статус «широкой автономии», игнорируя власть Сербии и создавая параллельные госинституты.
Холбрук и МилошевичКогда Милошевич в глазах многих западных политиков в середине 90-х обрел этакий ореол «фактора мира и стабильности на Балканах», косовские албанцы испытали разочарование из-за упущенных возможностей реализовать свои национальные амбиции и изменили стратегию. Вместо пассивного сопротивления и игнорирования власти они прибегли к насилию. На смену умеренным пришли экстремисты, и в 1996 году начались первые вооруженные столкновения с сербскими силами. А всего через два года, в 1998, на сцену вышло УЧК (ОАК), и требование автономии сменилось борьбой за независимость - и не меньше.

Еще весной 1998 США расценивало УЧК как террористическую организацию. Спецпосланник США в Боснии Роберт Гелбард на встрече с журналистами в Белграде заявил: "Мы решительно осуждаем террористические действия в Косово. Не вызывает сомнений, что УЧК является террористической организацией". А Совбез ООН в конце марта того года в резолюции 1160, осуждающей применение силы сербской стороной, также осуждает и «террористические действия УЧК». Так как же этим террористам в течение короткого времени удалось преобразиться в глазах запада?

Это опять стало результатом внутриполитической неопределенности и неизвестности, и смены реалий на международной арене. Милошевич организовал референдум в котором вынес на голосование вопрос о недопустимости вмешательства международного сообщества в урегулирование косовской проблемы. Однако уже через несколько дней, в переговорах с Холбруком согласился на встречу с Руговой в США.

Холбрук с лмдерами УЧКНемного позже Холбрук фотографируется с лидерами УЧК с «калашниковым» на коленях, и с этого момента начинается отсчет времени: начинается массированная кампания по созданию в глазах мировой общественности имиджа «плохих сербов» и «невинных жертв - албанцев». Милошевич полагал, что «албанское восстание», хотя оно и обрело уже сильных союзников, можно побороть только силой, что, в свою очередь дает Вашингтону все больше оснований утверждать, что сам Милошевич понимает только силу. Когда появились первые недвусмысленные угрозы, что Америка не исключает применение силы, он спросил «Неужели американцы настолько сумасшедшие, что решатся бомбить нас?»

И тогда это потянуло за собой то, против чего он еще полгода назад агитировал народ – вмешательство в конфликт мирового сообщества. По договоренности с Холбруком Милошевич соглашается на присутствие с 2000 года миссии наблюдателей ОБСЕ и полный контроль НАТО воздушного пространства над Косово.

Но это соглашение потеряло свою силу еще до конца года, поскольку УЧК его, само собой, игнорировало, провоцируя сербские силы, что неминуемо привело к вторжению. Тогда нужен был всего лишь повод, и этот повод появился в виде событий в селе Рачак, которые были представлены как резня невинных албанцев. Немного ранее был взрыв на сараевском рынке Меркале, который в западных СМИ также был представлен как «сербские зверства». Но Рачак стал переломным событием в борьбе американской дипломатии за западных союзников, которые поддержали бы «решительные меры» против Милошевича.

Подготовки к бомбардировкам начались за семь месяцев, задолго до конференции в Рамбуйе. Об этом в своей книге «Современные войны» пишет американский командующий Уэсли Кларк.

Живорад Ковачевич, бывший посол Югославии в Вашингтоне, в книге «Америка и распад Югославии» пишет, что те переговоры шли по модели «алиби-дипломатии», когда стороны демонстрируют стремление решать проблему, но не решить ее. И тогда в этой имитации решения проблемы принимали участие все три стороны. Когда, в конце концов, Милошевич был поставлен перед условиями, которые он выполнить не мог, руки для бомбардировок были развязаны.

Бомбардировки были проведены без разрешения Совбеза ООН, который, конечно же, наложил бы вето, поскольку это развязало бы НАТО руки в будущем. У акции было заявлено три цели: продемонстрировать решимость НАТО, скинуть Милошевича и сократить военный потенциал Сербии в «агрессии против Косово».

Предполагалось, что это будет быстрая операция, но время показало, что расчет оказался неверным, - силе в который раз не хватило осторожности: агрессия закончилась только 10 июня. Милошевич удержался, но ненадолго. Сербия была разрушена и сейчас все еще восстанавливается, Косово же, как и хотело – с независимостью, но признанной только третью членов ООН и не признанной остальными. Но, в любом случае, отдельно от Сербии.

Во многих речах и книгах уже не раз опровергались декларации, что причина вмешательства НАТО была в том, чтобы остановить гуманитарную катастрофу на Косово. В реальном мире, причина войны лежала не в гуманитарных, а в политических плоскостях – реализовать новую концепцию НАТО, испытать ее потенциал и авторитет, и окончательно утвердить модель однополярного мира с американским лидерством.

А Сербия стала лишь удобной возможностью.

Сеница.ру