Карта Балкан
Карта Балкан

Пн12172018

Вы здесь: Сербия / Сеница Сербия Материалы Общество В ритме «сутра»

В ритме «сутра»

Александр Марков Зарисовка о жизни москвича, оказавшего в сербской глубинке. Впечатления от особенностей жизни на новом месте, в Сербии.

– Засиделся! Пошел я домой. У меня тут с коровами не соскучишься. Подъем сутра* в четыре.

Стево улыбнулся сверкнув одиноким зубом и тяжело поднялся.

– Сутра зайду, после вечерней дойки.

Я проводил гостя и заварил кофе.

Теплым одеялом на село упала южная ночь. Зазвенели цикады.

Нацедил кружку и уселся на крыльцо. Горячий напиток ложился на душу ровно. Мягко качались волны ленивых мыслей. Изредка хлопали по воде хвостами идеи, стараясь словить здравый смысл, но голодными уходили на глубину.

Вообще, может и стоило покопаться в папках. Выудить с винта какой-никакой фильмец на сон грядущий. Но лениво. Сутра может... Да и что там видно-то? В этих фильмах, что на винте, я окунался в другую реальность. Ну, а тут мне вроде не надо этого. Может, потом? Когда скучно будет? Не знаю. Все двигается, гугукает, мычит... Экшн. Обычный сельский экшн. Без груды чадящего железа за окном и воющих сирен.

За сараями окончательно разлеглась мгла. Звезды терялись у горизонта. Впрочем, кровопийцы-комары как раз активизировались. Пришлось оторвать зад от ступенек и сорвать ветку. Недовольно гудящие вампиры кружили, стараясь миновать воздушные завихрения.

Подводными течениями мысли потихоньку поволокло в сторону, повинуясь неведомому химизму организма. Уж слишком натуральное топливо здесь.

«Ты то, что ты ешь.» Еще бы добавить: то, где спишь. И то, чем дышишь.

В двадцати метрах над улицей, рядом с МКАДом. Когда летом вдруг ветерок с востока, да еще и пробка во дворе, то вспоминается почему-то Данте. Сразу же представляется дополнение к одному из кругов. Жара, вонь и статика города.

Не хочу уезжать! Заранее не хочу. За месяц.

Балканы. Мировые войны. Пересечения торговых путей. Православие и древнерусский язык. Беленые стены кирпичных домов, архитектура которых напоминает времена владычества Австро-венгерской империи. Население страны составляет половину населения Москвы.

Москва. Читаю новости. Здесь все воспринимается, как сводки из дурдома. Вроде как зачем-то снова всем миром трахнули валенок. Тяжело, с перекурами и руганью, но довели дело до конца. Теперь валенок испорчен безвозвратно, но есть еще. Сутра за нефть целый воз купят. Оптимизм пугает. И ведь самые довольные морды у тех, кто нифига не делает. И делать не умеет. Борцы за счастие всея Руси.

У Стево ни выходных, ни проходных. Скотина на ферме ждать не станет. Ей по барабану что и как. Постоянная крутежка старит. И в пятьдесят шесть парень выглядит на 70. Почти догнав своего отца.

Другой сосед - алкаш. Нет, не стоит сравнивать алкаша России и Сербии. Сие несопоставимо. Тот пьющий бедолага, который считается изгоем за свое пристрастие - аналог вполне приемлемого гражданина России, который каждый вечер лудит от полбутылки водки до одной целой. Чаще я такое видел у госслужащих. У меня в подъезде такие персонажи обозначаются малопьющими. И считаются положительными героями нашего времени. Впрочем, все реакции и обиды аналогичны. Одно и тоже везде и форева.

– Вася повышение получил. Теперь взятки больше, а риску меньше. А я...

И пошло. Кто-то водки пузырь. А кто и коньячку... Кто-то бомбу с пивом под рыбку.

Да! Какая рыбалочка на Тамише! Рыба на лету жрет с крючка хлеб. Комары столь же расторопно впиявливаются в кожу. Приходится заниматься наживкой, отмахиваясь ногой.

Вообще, живность тут потрясная. В большинстве своем кусачая. О местожительстве какой-нибудь леди в миниюбке можно запросто узнать по степени покусанности.

Блин, первый раз видел, как змея переплывает широкую реку. Идеальная синусоида! Потрясающая грация! Недаром природа не терпит прямых линий.

Техасцы уверяют, что в их штате все большое. Позвольте не согласитьс! Вчера существо, близкий аналог подмосковного слизня, едва не отдавило мне ногу. А из норки на берегу торчал хвост какого-то ползучего гада. Диаметром сантиметра в полтора.

Бесконечная стройка греет душу. Мастера работают. Внешний утеплитель плюс толщина стен - кондюк дому нифига не нужен. Кайф! На улице за тридцать, в доме 25. Жить можно. Следующий этап - крыша. Потом. Надеюсь, в следующем году.

Все кругом знакомые такие. По селу только успеваешь рукой махать. Улыбаются.

« – Трезвые люди. Женщины...

– ... без бороды...» ©

Дорогу перегородил комбайн. Он с радостным гудением облегчается в кузов тракторного прицепа. Собралась пробка. Народ в легковушках созерцает процесс. Медитирует, ощущая причастность. Это, кстати, те же люди, что будут сигналить при любом мало-мальски появившемся поводе. Здесь тишина.

Минут пятнадцать зерно текло толстенной струей. Потом поток превратился в струйку. Комбайн отвалил на обочину. Мы потюхали к дому.

Тут вот давеча фермеры подогнали тракторы к Сити-холлу. Цена закупки зерна за центнер ниже, чем затраты на выращивание/сбор. Что удивительно, никто не вызвал "подмосковный ОМОН", для прививания дубинками правильного патриотизма. Не прилетел какой-нибудь высокопоставленный крендель для разруливания. Все устаканили и разошлись бурча. Сутра компенсация будет около 150 евро на гектар.

– А в Европе у них 400 евро...

– Не хотим в Евросоюз. То политика все. А мы и тут...

– Воеводина не дойная корова!

На моей памяти, в России любое подобное выступление за свои права на жизнь кончалось традиционным траханьем валенка. По окончании бала слетаются различные инспекции, от налоговой до пожарной, как мухи на органические отходы. После этого бедолага-фермер, может, и останется на свободе. Но успешным его назовет только отъявленный оптимист. Великая вещь - закон. Достаточно соорудить правильную формулировку и все. Каждый гражданин - преступник. А составитель закона имеет все возможности дергать за ниточки. Так что есть все шансы получить все гвозди в зад сутра.

Да и по традиции любой несогласный либо скрытый педик, либо получает деньги от США.

– Тут смеси не хватает. У тебя задняя стенка - кошмар! Купи сутра в Зренянине еще сто пятьдесят кило.

– Ага.

– Мы сутра вечерком к тебе придем.

Не с первого раза понимаем друг друга. Маловат у меня словарный запас. Радует. Ребятам не приходит в голову добавить песочку в раствор за ради экономии. Правильно, лучше уж напрямую сказать - просчитался на десяток процентов. Не учел косяка.

– Бывает...

Вообще, российские реалии великих бизнесвуменов и таких же менов подразумевают жесткую оптимизацию. Таджикоязычные прорабы подгоняют рабов ради возведения очередного песочного домика этажей на двадцать. Что не украли на верху обязательно стянут на последнем этапе. При подобной системе строительства путь на свободу у Эдмона Дантеса занял бы раз в двадцать меньше времени.

Проезжаю Ковачицу. Знак ограничения сорок. Традиционная полицейская машина со спидганом. Традиционно не нарушаю. Полицейский улыбается, глядя на номера. Вспоминается голодный оскал регионального представителя власти на дороге. Привычно вздрагиваю.

– Они приходят и приходят... И дождь.

Жена плачет. Пытаюсь успокоить. Тяжко.

В Москве приватность в порядке вещей. И сосед с каменной мордой не вызывает желания перекинуться парой слов.

Спустя неделю:

– Что-то Стево не приходит и Винка куда-то пропала..., - жена тревожно посматривает в сторону дома соседей, - схожу, пожалуй...

Возвращается груженая молоком, курицей и другими продуктами.

Денег соседи не берут.

– Вы наши друзья.

Дарим им разные полезности, чтоб хоть как-то...

Почему-то в голову лезет дурацкий вопрос: умер ли хоть кто-нибудь в Воеводине от голода?

С ужасом представляю, что сутра меня снова ждут пластиковые помидоры, деревянная картошка и мясо третьей свежести за астрономические по здешним меркам суммы. Результаты борьбы властей за качество продуктов вызывают изжогу. Тут вот недавно в ресторане какой-то центральной гостиницы пятнадцать итальянцев отравилось какой-то вкуснятинкой. Но они наверняка там оставили минимум по пятьдесят евро. Есть уйма более дешевых способов лечь на больничную койку. Шаурмы поесть у какого-нибудь вокзала, например. Вообще, борьба за поголовье россиян принимает весьма странные формы. Но зато все способы охраны жизни и здоровья граждан высокодоходны для надзирающих. Пользы же просто нет, в лучшем случае. Ну, на то и государство.

Тут вот вспомнилась мне родная дачка. Шесть соток ушедших в никуда. Чтоб честно подтвердить права, сделать документы и т.п. мне понадобится убить год жизни.

Частная собственность... Много десятилетий социализма выбили эту дурь из голов россиян. По нашенским законам можно переписать любой закон для удобства властьимущих. Да и вообще, квартира ли, земля ли - все тут же становиться системой давления на гражданина. Лояльность современной власти построена на угрозах лишения этой самой собственности. А уж самостоятельная защита гражданином своего жилища де факто является уголовным преступлением.

И все же где-то внутри должно быть уважение к чужим правам, чтоб соблюдали твои. Не могу себя пересилить и сорвать початок с поля. Это не мое поле. Я куплю кукурузу, чтоб завтра владелец поля не открутил от моей машины приглянувшееся колесо.

Сутра... Что же будет сутра?

Давлю на газ. Ветер врывается в окна. Потом вспоминаю, что надо домой и отпускаю педаль. Хотя... А ладно, это обязательно будет сутра. Даже подсолнухи это знают, на закате поворачиваясь в сторону восхода.

Александр Марков

*сутра - завтра (сербский).