Карта Балкан
Карта Балкан

Сб12152018

Вы здесь: Сербия / Сеница Сербия Материалы Общество Татарин, влюбленный в Югославию

Татарин, влюбленный в Югославию

Эмиль СагинтаевВпервые о Белграде, Любляне и Сараево Эмиль Сагинтаев услышал в возрасте трёх лет, когда его тётя из туристической поездки по СФРЮ привезла ему карту Югославии. Тогда это государство разрушалось, а Эмиль по некой иронии начал влюбляться в страну, находящуюся за тысячи километров от его родного Казахстана.

Из-за этой карты Югославии Эмиль выбрал профессию картографа и в совершенстве выучил сербскохорватский язык. Сейчас ему исполнилось 25 лет, он живет в Алма-Ате. Происхождение у него смешанное, татарско-русско-казахское, но на вопрос о национальности он обычно отвечает - "Татарин".

– В 1990 году, после поездки, тётя была в восторге от того, что она видела на туристском маршруте Белград – Мостар – Неум – Дубровник. В Мостаре она, конечно же, видела Старый мост. Про приморские города она говорила, что все было хорошо, но в Неуме все-таки слишком много морских ежей. И у людей в адриатических городах было заметно ощущение превосходства, это было единственное, что ей не очень понравилось. Из этой поездки, кроме приятных воспоминаний и историй, она привезла с собой и карту Югославии (нашу, на русском) и русско-сербскохорватский словарь, изданный в Сараево издательством "Светлость". Было очень интересно смотреть на карту и перелистывать словарь, из-за схожести слов и названий (Баня-Лука, Сараево и Любляна – были три самых моих любимых названия) сербскохорватский мне казался "русским, написанным английскими буквами", – говорит Эмиль.

Эмиль Сагинтаев о Сербии, Боснии, Югославии

Во время войны 90-х тётя и бабушка смотрели военные репортажи с территории бывшей СФРЮ, Эмиль смотрел вместе с ними.

– Позже, я прочитал одну детскую книгу на русском. Это был сборник историй детских писателей со всего мира. Там были и три рассказа писателей СФРЮ - Вои Царица, Кристины Бренковой и Миле Поповского. Рассказы были отличные, особенно рассказ Кристины Бренковой. Это был еще один кирпичик в моей сербско-югославской истории, – вспоминает он. Но позднее, всё это понемногу стало забываться.

– Снова я встретился с Сербией в 2006 году. В интернете я увидел фотографию сербского священника и подумал "о, русский священник", и тут же увидел подпись "сербский". Возник вопрос "как это?". И я начал искать информацию в интернете, познакомился с людьми из России, интересующимися Сербией, а потом и с людьми из Сербии и Республики Сербской. Всё это полностью меня захватило, и я быстро понял, что общаться без знания языка невозможно, а дополнительным источником мотивации стало то, что один знакомый из России сказал, что русскоговорящие не могут по-настоящему выучить сербский, так как думают, что раз языки близкие, то им будет легко, но когда дело доходит до изучения того, что отличается, все сразу отказываются от этой идеи. Да, на самом деле нужно учить правила, но всё же это не слишком сложно. Я начал искать учебники, но в Казахстане тогда ничего не было... Было в интернете, и потом мне всё-таки удалось найти печатный учебник, и, взяв в руки тетрадь и ручку, я начал учить сербский.

Когда в 2007 году Эмиль в первый раз приехал в Сербию и БиГ (РС+ФБиГ) (Боснию и Герцеговину, конфедерацию, состоящую из Республики Сербской и мусульмано-хорватской Федерации Боснии и Герцеговины, примечание Сеница.ру), сербский язык он всё-таки знал ещё слабо. В Белграде проблем в общении не было, так как его собеседники говорили по-русски или по-английски, и лишь несколько раз он что-либо спрашивал по-сербски.

– Но в городах и селах в Республике Сербской люди говорят только по-сербски, и это была хорошая возможность использовать всё то, что я выучил, и начать говорить. Мне это удалось, я уловил мелодию сербского языка – это было самое важное. Хотя и сейчас я всё ещё не могу сказать, что знаю сербский в совершенстве, но всё же свободно могу общаться, читать книги, смотреть фильмы, – говорит Эмиль.

После первой поездки он стал откладывать деньги, чтобы приехать в Сербию снова, и два следующих отпуска провёл тоже в Сербии.

– Сейчас обстоятельства изменились, я не могу путешествовать, но я бы с радостью сразу купил билет до Белграда и снова приехал. Моя первая поездка в 2007 год была вообще моим первым путешествием заграницу (Киргизию в 1999 году не считаем, т.к. это соседняя с Казахстаном страна). Я ехал через Москву, потому что надо было получить визы в посольствах Сербии и БиГ в Москве. Конечно, оказалось, что Сербия отличается от того, что я о ней думал, но я не был разочарован, наоборот, мне очень понравилось. Понравилось соотношение европейского и восточного. У нас слишком много восточного, в "настоящей" Европе - слишком много европейского, а в Сербии есть равновесие. Красивые здания, красивые улицы, место слияния рек Савы и Дуная, на которое можно смотреть часами, на самое главное - конечно же, люди. Открытые, сердечные, всегда готовые помочь, но в то же время совсем ненавязчивые, – говорит Эмиль.

Когда он был в Сербии последний раз, то купил 16 килограмм книг, и вынужден был послать их по почте.

– Я вообще люблю читать, а с другой стороны мне не так часто предоставляется возможность говорить по-сербски, поэтому книги – это хороший способ усовершенствовать сербский и поближе познакомиться с Сербией. Сначала я читал по-русски, в хороших переводах, а потом начал по-сербски. Я читал книги Иво Андрича, Бранислава Нушича, Момо Капора, Стевана Сремца, Милована Глишича, "Мемуары" протоиерея Матвея Ненадовича, Радое Домановича, Дучича, Чопича, Павича, Драшковича. Конечно же, я читал и детские книги. С поэзией немного "тяжелее", но, к примеру, "Мостарские дожди" Перо Зубца я знаю почти наизусть, – рассказал Эмиль.

В 2008 я поехал в Грахово, чтобы посмотреть на родной дом Гаврило Принципа. Дом сейчас разрушен, но фундамент всё же сохранился. Когда я приехал в город, то подошел к церкви, чтобы узнать, куда мне дальше идти, и познакомился со священником и его семьей. Священник объяснил мне как дойти и добавил, что родственники Принципа и сейчас живут в Грахово, и что я могу поговорить с ними. Для меня это прозвучало как что-то из области фантастики, но как известно, Босния - земля, наполненная волшебством. Потом священник Александр позвал меня в гости. На следующий день мы вместе пошли увидеть родственников Принципа и его дом, а им было интересно увидеть того, кто приехал из Казахстана. Сербское гостеприимство особенное, в позитивном смысле, - оно не ждет ничего в ответ – смеется Эмиль.

– В Казахстане Сербию почти не знают, сейчас положение улучшилось, но всё же ненамного. В общем, люди знают, что Сербия находится в Европе, раньше была в составе Югославии, знают футбольную сборную Сербии и особенно футболистов Неманю Видича, Милоша Красича и Саву Милошевича, а также теннисиста Новака Джоковича. Многие слышали о войне 90х и Косово, но у них самое общее представление об этом, и в половине случаев оно основано на необъективных репортажах, таких СМИ как CNN. Но, в последнее время Сербия всё чаще упоминается в нейтральном и позитивном смысле, начиная с приезда президента Сербии Бориса Тадича в Казахстан в 2010 году. И люди могут узнать немного больше о Сербии, – говорит Эмиль.

Самый известный в Казахстане серб - наверное, Кустурица, его фильмы очень популярны. Так, с одной стороны – это настоящее искусство, а другой – это искусство, понятное всем. Новые фильмы Кустурицы показывают в кинотеатрах, а однажды, в рамках местного кинофестиваля были показаны все его фильмы.

Но в целом кино Сербии и остальных стран бывшей Югославии почти не показывают в обычных кинотеатрах, скорее всего из-за того, что местные прокатные фирмы не заинтересованы и попросту не знают балканское кино - говорит собеседник "Данас".

автор: Драголюб Петрович,
газета "Данас", Белград
Перевод: Э.Сагинтаев для Сеница.ру