Карта Балкан
Карта Балкан

Вс03242019

Вы здесь: Сербия / Сеница Балканы Балканы Балканы ЮНА накануне распада Югославии

ЮНА накануне распада Югославии


ЮНА Материальная, правовая и идеологическая часть
В 1990 году Югославская Народная Армия представляла собой значительную силу не только на Балканах, но и в Европе. Не смотря на то, что ЮНА отнюдь не являлась "четвертой армией в Европе", как о ней говорили югославские военные, она, все же, входила в число самых сильных европейских армий.
В 1989 году осуществлялась модернизация ЮНА на всех уровнях, особенно это касалось технической части. Взамен явно устаревшей, но, все же, довольно удобной униформы М77 появилась новая камуфляжная униформа удобного покроя, созданная под влиянием французской униформы, появились новые бронежилеты и кевларовые шлемы М89. Приняты были на вооружение автоматические гранатометы - обязательное оружие любой современной пехоты. Вместо старых пулеметов M53, югославской копии MG42, на вооружение поступили новые пулеметы M84 - лицензионная копия советского пулемета ПКМ с некоторыми незначительными отличиями. Причем в стране для ЮНА сразу же начали производить оптические прицелы к этим пулеметам. Принимаются на вооружение новые виды противотанкового оружия - гранатомет "ОСА" и ПТКР "Бумбар", которые также соответствуют современным стандартам.
Оставалась проблема со средствами связи, но дела обстояли в целом лучше, чем в Советской Армии. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что в отличии от техники новое стрелковое оружие и униформа поступала в войска крайне медленно: к 1991 году новое снаряжение и оружие получили только элитные части ЮНА.
M-84AИз новой техники на вооружение были приняты танки М-84, а позже М-84А, созданные на основе лицензии на советский танк Т-72, но со значительно улучшенными характеристиками. Танк также получил новую систему управления огнем - СУВ М-84, которая по характеристикам была аналогична лучшим западным образцам и существенно превосходила советские и восточноевропейские системы управления огнем, что увеличило эффективность огня М-84 по сравнению с Т-72 в 1.5, - 2 раза. В М-84А был установлен также более мощный двигатель, и усилено бронирование. А новые решения в технологии производства танка, направленные на ускорение и упрощение производства, позволили ЮНА к 1991 году получить около 500 таких машин. Тем не менее основной машиной ЮНА оставался советский Т-55, хотя и устаревший, но, все же, пригодный для современной войны, к тому же имевший возможность к модернизации. Общее число таких танков в ЮНА составляло более 750 машин. Также на вооружении находились около сотни танков Т-72 и такое же количество танков ПТ-76. В резерве было множество устаревших танков: М4 "Шерман", Т-34, Т-34-85 (около 300 танков), и М-47 "Паттон" (около 300 танков). Последние две модели все еще могли использоваться в современной войне в качестве машин поддержки. Приведенные выше факты свидетельствуют, что бронетанковые части ЮНА находились на весьма современном уровне и в 1990 году могли сравниться с западноевропейскими танковыми армиями.
Старые гусеничные бронетранспортеры - югославский М60 - заменялись на БМП М-80, созданную в СФРЮ под влиянием французской AMX-10. А в самом конце 80-х годов была запущена в производство М-80А1 с усиленным бронированием и вооружением, которая превосходила советскую БМП-2, но все же немного не дотягивала до уровня западных БМП. Новая боевая машина пехоты была запущена в производство незадолго до Распада Югославии, поэтому основной парк бронетранспортеров и боевых машин пехоты составляли М60, в количестве около 790 машин и БМП М-80 - более 500 машин. Старых советских БТР, БТР-150, БТР-50ПК/ПУ примерно 200 машин, а также 80 колесных БТР-60 и гусеничных бронированных тягачей МТ-ЛБ, которые могли использоваться и использовались в качестве бронетранспортеров (примерно 200 тягачей). Также было около 50 БРДМ-2.
Наряду с вышеперечисленными машинами, ЮНА получала еще и легкие двуосные бронеавтомобили серии BOV (Borbeno Oklopno Vozilo) производимых на заводе TAM в городе Мариборе (Словения). Машины этой серии выпускались в нескольких вариантах:
- в разведывательном полицейском варианте, вооруженном пулеметом (BOV-VP), с возможностью размещения внутри броневика восьми бойцов, не считая экипажа из двух человек,
- в зенитных вариантах с тремя 20-ти миллеметровыми (BOV-3) или двумя 30-ти миллиметровыми пушками (BOV-30), которые на практике использовались для борьбы с вражеской пехотой и легкобронированной техникой. У первого варинта были несколько недостатков, среди которых небольшая вместимость дисковых магазинов к орудиям и их открытая установка сверху пушек, что вынуждало заряжающего для замены магазинов высовываться из башни. BOV-3 вооружены пушкой M-55 A4B1, которая является лицензионным вариантом пушки Испано-Сюиза HS804. На вооружении находились более 100 этих ЗСУ,
- в варианте самоходного противотанкового ракетного комплекса, вооруженного четырьмя установками противотанковых управляемых ракет 3М14 "Малютка" (BOV-1). Перезарядка ПУ изнутри корпуса машины невозможна.
Эти машины вполне соответствовали современному уровню. На вооружении ПВО помимо BOV-3 и BOV-30 были ЗСУ M53/59 "Прага" (около 800 ЗСУ, выпускались по чехословацкой лицензии), ЗСУ-57-2 (100). Также было около 2700 ПЗРК Стрела-2 и некоторое количество ПЗРК других типов, Стрела-10 на базе МТ-ЛБ (18 установок), Стрела-1 на базе БРДМ (120 установок), системы С-75 (60), С-125 (60) и Куб (около 90 систем).
Кроме того, ЮНА имела сильную артиллерию. На вооружении состояли образцы разного калибра и стран производителей, в основном СССР и США и собственно Югославские разработки. В вооружении сочетались устаревшие и новейшие образцы. Причем СФРЮ сама освоила производство артиллерии, в особенности современных систем управления огнем, в том числе и радары наземного обнаружения. Одной из заслуг югославской военной промышленности являлось создание собственных РСЗО М-63 "Пламень" (около 800), М-71 "Партизан", М-77 "Огань" (около120) и М-87 "Оркан" совместной с Ираком разработки (около 10). Последние два являлись весьма современными и удачными образцами. Самоходная артиллерия была представлена самоходными орудиями 2С1 "Гвоздика" (примерно 100 САУ), СУ-100 в количестве 40 установок, а также устаревшими американскими самоходными орудиями M-18 в количестве приблизительно 260 самоходок и M-36, которых было приерно 300 установок. Были на вооружении самоходные ПТРК. Имелись так же тактические ракеты 9K52 Луна-М советского производства.
В целом вся перечисленная техника была несколько устаревшей, но, тем не менее, пригодная для современной войны и дальнейшей модернизации.
ЮНА имела хорошо развитую военную промышленность, например, авиазавод "Соко" в Мостаре (БиГ), предприятие по сбору бронетехники в Славонском Броде (Хорватия), завод "ТАМ" в Мариборе (Словения), оружейный завод "Црвена Застава" позже "Застава" в Крагуевце (Сербия). Значительное количество предприятий военной промышленности располагалось на территории Боснии и Герцеговины. Югославия сама выпускала военную авиацию, бронетехнику, артиллерию, электронные военные системы (системы управления огнем, радары, дневную и ночную оптику) и имела сильнейшую военную индустрию в Восточной и Южной Европе.
Как видно из приведенных данных, ЮНА по техническому уровню и количеству войск примерно соответствовала странам западной Европы, и могла оборонять свою территорию от более сильных армий, не говоря уже о борьбе с плохо вооруженными (а зачастую вообще не вооруженными) и подготовленными словенскими и хорватскими сепаратистами, хотя таковыми они являлись только на начальном этапе боевых действий.
RF-32 KoperПомимо сухопутных войск ЮНА обладала и неплохим ВМФ. Он состоял из 10 тысяч моряков (из них 4400 - призывники), включая 2300 человек в береговой артиллерии, состоящей из 25 батарей, а также 900 морских пехотинцев. На вооружении находились фрегаты, корветы, субмарины, тральщики, ракетные и патрульные катера. Важнейшей задачей югославского флота была оборона береговой линии, что, учитывая её протяжённость и наличие большого количества островов, было довольно непростым делом. Главными базами флота были Сплит, Шибеник, Пула, Плоче и Котор, а базой Дунайской речной флотилии - Нови-Сад. В ВМФ присутствовала противолодочная вертолётная эскадрилья, укомплектованная вертолётами Ка-25, Ка-28 и Ми-14. Её база находилась в Дивулье. Перед самым распадом Югославии на её верфях строилось значительное количество новых кораблей для ВМФ, часть из которых в итоге попала в хорватский флот. Среди них были ракетный корвет "Краль Петар Крешимир", сверхмалая подлодка "Велебит" R-01 и несколько сторожевых катеров.
Состав ВМФ СФРЮ к 1990 году:
Фрегаты класса "Koni": RF-31 "Сплит" и RF-32 "Копер". Фрегаты этого класса были довольно современными кораблями. Они могли развивать скорость до 27 узлов. Экипаж корабля - 98 человек. Вооружение - 4 пусковые установки противокорабельных ракет "Термит", 4 орудия калибра 76.2 мм, 4 орудия калибра 30 мм., пусковая установка зенитных ракет "Оса", два противолодочных бомбомёта. При скорости в 14 узлов
дальность хода этих кораблей составляла 1800 миль.
Фрегаты класса "Kotor": RF-33 "Котор" и RF-34 "Пула". Их максимальная скорость равнялась 27 узлам. Дальность хода - 1800 миль. Их вооружение состояло из 4 пусковых установок противокорабельных ракет, одного орудия AK-726, двух орудий AK-230, двух противолодочных бомбомётов, пусковых установ зенитных ракет "Оса".
Ракетные катера класса "Koncar": RTOP-401 "Раде Кончар", RTOP-402 "Владо Четкович", RTOP-403 "Рамиз Седику", RTOP-404 "Хасан Захирович-Лаца", RTOP-405 "Йордан Николов-Орце", RTOP-406 "Анте Банина".
Катера класса "Osa": RС-301 "Митар Ацев", RС-302 "Владо Багат", RС-303 "Петар Драпшин", RC-304 "Степан Филипович-Стево", RС-305 "Жикица Йованович-Шпанац", RС-306 "Никола Мартинович", RС-307 "Йосип Мажар-Шоша", RС-308 "Карло Ройц", RС-309 "Франц Розман-Стане", RC-310 "Велимир Шкорпик". Эти катера могли развивать скорость до 38 узлов, при скорости в 35 узлов они могли проплыть 500 миль. Катера этого класса вооружались четырьмя пусковыми установками противокорабельных ракет "Термит", двумя орудиями AK-230 калибра 30 мм, пулемётом калибра 12.7 мм.
Патрульные катера класса "Mirna": PС-171 "Биоково", PС-172 "Похорье", PС-173 "Копривник", PС-174 "Учка", PС-175 "Грмеч", PС-176 "Мукос", PС-177 "Фрушка гора", PС-178 "Космай", PС-179 "Зеленгора", PС-180 "Цер", PС-181 "Дурмитор".
Речные тральщики класса "Нештин": RML-331 "Нештин", RML-332 "Мотайица", RML-333 "Белегиш", RML-334 "Босут", RML-335 "Вучедол", RML-336 "Дьердап".
Речные тральщики класса "307": RML-307, RML-308, RML-309, RML-310.
Речные патрульные катера класса "25": СMP-25, СMP-26, СMP-27.
Речные патрульные катера класса "302": PС-302, PС-303.
Субмарины класса "Heroj": P-821 "Херой", P-822 "Юнак", P-823 "Ускок".
Субмарины класса "Sava": P-831 "Сава", P-832 "Драва".
Субмарины класса "Una": P-911 "Тиса", P-912 "Уна", P-913 "Зета", P-914 "Соча", P-915 "Вардар", P-916 "Врбас".
Ещё одной важной составляющей югославской армии была её авиация. Она состояла как из самолётов собственной разработки, так и из полученных из других стран, в основном из СССР. ВВС ЮНА использовали следующие аэродромы: Батайница, Слатина, Ниш, Скопски Петровац, Дивулье, Мостар, Голубовци, Плесо, Черклье, Задар, Пула, Желява, причём последний был построен к 1990 году. Тогда же
планировалось поступление в войска 300 новых самолётов: 120 J-22 Орао, 30 G-4 Super Galeb, 150 перспективных самолётов "Нови авион". Однако начавшийся в 1991 распад Югославии сделал эти планы попросту невозможными.
На вооружении находились самолеты как новых, так и старых конструкций. Основной парк истребительной авиации - истребители МиГ-21 Бис/МФ/М, к тому времени устаревшие, но вполне способные вести современный бой, учебные МиГ-21 УМ/УС (двуместные), разведчик МиГ-21 Р, а также некоторое количество МиГ-21 старых модификаций, всего около 130 машин. В рамках доведения арии до современного уровня поставлялись советские новейшие легкие истребители МиГ -29 в модификациях А/Б всего 14 единиц, и учебно-боевых МиГ-29УБ 2 единицы.
J-22 Orao Югославия не прекращала попытки создание собственных истребителей, в шестидесятых годах был разработан истребитель J-21 Jastreb, однако этот самолет изначально отставал от своих западных и советских конкурентов по ряду тактико-технических характеристик, и фактически использовался как разведывательный или штурмовик, бой этих истребителей в небе над Баня-Лукой с американским истребителями Ф-16, подтвердил низкую их эффективность, тогда 6 истребителей Авиации и ПВО ВРС были подвергнуты нападению двух американских легких истребителей Ф-16, в результате 4 «Ястреба» были сбиты, а два ушли от преследования. Однако J-21 оставался в употреблении до самого распада Югославии, а вскоре после создания СФРЮ эти самолеты были сняты с вооружения. Более удачным оказался самолет J-22 Orao совместной Югославско-Румынской разработки. Этот самолет разработанный в 1976 году, был прежде всего ударным самолетом, однако мог использоваться и как истребитель. Хотя его использование в качестве истребителя было обусловлено в большей степени доктринами его применения, нежели реальными тактико-техническими характеристиками. Один из самых уникальных югославских самолетов были многофункциональные G-2 Galeb и G-4 Super Galeb, последний отличается великолепными летными характеристиками. Несмотря на то что G-2 Galeb полностью устарел, G-4 Super Galeb продолжает нести службу, и имеет перспективы модернизации. К распаду страны возможности югославской авиационной промышленности позволили разработать перспективный самолет НА- «Нови Авион» который был на одном уровне с последними западными и советскими проектами, однако распад страны не позволил воплотиться этой разработки в жизнь. На вооружении также имелись 40 самолетов типа J-20 Kraguj, этот легкий винтовой самолет предназначался прежде всего для разведывательных и антипартизанских действий, однако этот самолет выпущенный в 1964 году Мостарским заводом «Соко», был абсолютно непригоден, и не подходил не под одну современную доктрину.
Транспортная авиация была представлена в основном советскими самолетами Ан-2ТД - 5 ед, Ан-12 - 2 ед, Ан-26Б - 18 ед, Як-40 - 6 ед, А так же французскими Falcon 50 - 2 ед, американскими Learjet 25 - 4 ед, немецкими Дорнье Do-28D - 4 ед, канадскими самолетами-амфибиями Канадэйр CL-215 - 4 ед
На вооружении имелись и легкие учебные самолеты Utva 75 V-53 в количестве 138 единиц.
Вертолеты были представлены в основном модификациями вертолета SA-341/342 «Газель» французской разработки, выпускаемых по лицензии на заводе «Соко» в г. Мостаре, часть вертолетов была поставлена из Франции. Вертолет выпускался в нескольких модификациях в том числе HO-42 и HO-45 транспортная модификация, HI-42 в разведывательной модификации, HS-42 в спасательном варианте и боевые варианты HN-42M Gama (спротивотанковыми ракетами 9М14М «Малютка» и ракетами для борьбы с воздушными целями 9М32М «Стрела» -2М), и модернизированный HN-45M с новым двигателем. Всего ЮНА имела 107 таких машин. Основным транспортным вертолетом был советский Ми-8Т всего 93 ед., на вооружении так-же состояли 2 старых французских вертолета SA-316 Alouette III. Авиация флота была представлена вертолетами палубного базирования Ка-28 - 2 ед и Ка-25БСш – 6 ед. А также вертолетом-амфибией Ми-14ПЛ - 4 ед.
Однако эффективность армии зависит не только от количества и качества техники и оружия, но и от организации командования, подготовки бойцов, планирования операций, организации взаимодействия всех родов войск и подразделений, боевого духа, талантливого командирского состава всех уровней. Во многом все вышеперечисленное зависит от способов организации системы обороны, что является следствием господствующей идеологии. Чрезмерная идеологизация армии, характерная для всех социалистических режимов, приводила к тому, что военное руководство зачастую становилось больше похоже на партийных служащих, чем на военных. В генералитет часто попадали те люди, которые умели сражаться в кабинетах за письменным столом и откровенно выслуживаться, а так же те, которые соответствовали идейным шаблонам и рамкам, будь то национальность, происхождение, убеждения (которые зачастую были просто наиграны). Помимо обороны, армии социалистических государств несли так же пропагандистские функции. Эти идеологические болезни были характерны для всех тоталитарных социалистических государств. Не являлась и исключением Югославия, которая, несмотря на хорошие отношения с Западом и некоторые сдвиги в сторону западной экономической модели, все же была тоталитарным социалистическим государством, а ее самостоятельность лишь усилила копирование советской идеологической и политической модели, что непосредственно влияло на систему обороны Социалистической Федеративной Республики Югославии.
Еще одной чертой ЮНА, перенятой от Советской армии, была подготовка армии исключительно к большой войне, и как следствие этого, задержавшиеся на уровне 1945 года стратегия и тактика. Лучше всего принцип действия ЮНА в бою охарактеризовал Драган Василькович, в прошлом офицер австралийской армии, один из самых подготовленных и способных сербских командиров, получивший образование по стандартам западной военной школы: "Сербской тактикой было лупить танками с 15 километров по всему, что шевелится". Однако ЮНА была не только просто плохо подготовленной армией. Сама система организации Вооруженных Сил Югославии, в которые помимо ЮНА входила и Территориальная оборона, практически исключала возможность эффективных действий в случае распада страны. Мало того, такая система способствовала созданию сепаратистами своих вооруженных сил. Именно то, что ВС СФРЮ строились как многонациональные, способствовало провалу всех действий ЮНА, ее выводу с территорий бывших Югославских республик, а затем и трансформации ЮНА в Войску Югославии, которое было уже по сути дела сербским по составу и более-менее по духу.
Исходя из вышесказанного, представляется важным рассмотреть само устройство и идеологию ВС СФРЮ.
Югославская Народная Армия ведет свое начало от Народно-освободительной Армии Югославии (Narodnosvobodilacka Vojska Jugoslavije) NOVJ или НОАЮ, основанной 21 декабря 1941 года в Боснийском местечке Рудо на границе с Сербией, сейчас являющимся центром одноименной общины в Республике Сербской. В конце войны НОАЮ переименована в Югославскую армию (Jugoslovenska Armija) JA или ЮА. В 1951 образована Югославская Народная Армия (Jugoslovenska Narodna Armija) JNA или ЮНА. Верховным главнокомандующим ЮНА стал Иосип Броз-Тито.
В связи с интервенцией СССР в Чехословакию в 1969 году был принят новый закон об обороне. Причиной принятия закона было резкое осуждение Югославией произошедшей интервенции и последовавшее резкое похолодание отношений СССР и СФРЮ. Так как Югославия не была членом ОВД, появилась гипотетическая вероятность интервенции войск Советского Союза в Югославию. Кроме того, угрозой для СФРЮ являлся возможный конфликт между странами-участниками Варшавского договора и странами НАТО. Не принадлежащая к ни одному из враждующих лагерей Югославия могла быть рассмотрена одной из противостоящих сторон как плацдарм для ведения боевых действий или размещения войск, так как страна занимала удобное стратегическое расположение и занимала обширную площадь. Вследствие этого, военные силы Югославии должны были быть готовы противостоять заведомо более сильному противнику, т.е армия Югославии должна была быть готова действовать по сценарию, аналогичному событиям 1941 года, когда немецкие войска вторглись на территорию королевства Югославия.
По Закону об обороне 1969 года ЮНА, получала уникальную структуру вооруженных сил. Новая военная доктрина получила название "Общенародная оборона" (Opstenarodna Obrana) ОНО. Доктрина предусматривала создание общеюгославского сопротивления агрессору, т.е. являлась продолжением славных партизанских традиций времен 2й мировой войны. При этом на уровне идеологии связь между ОНО и партизанским движением всячески поддерживалась военным руководством, следствием чего элементы партизанской субкультуры прочно вошли в армейские традиции.
По новому Закону об обороне в состав вооруженных сил СФРЮ входили ЮНА и Территориальная Оборона (Teritorijalna Obrana). Сама ЮНА делилась на рода войск, виды войск и войсковые службы. Выделено было 4 вида войск: сухопутные, ВВС, ПВО и ВМФ. Родами войск были: пехота, артиллерия, артиллерийско-ракетные подразделения ПВО, бронетанковые, инженерные, противохимическая оборона, связь, пограничные единицы ЮНА. К войсковым службам относились: техническая, строительная, интендантская, служба сообщения, летно-техническая, органы безопасности и военная полиция, санитарная, ветеринарная, финансовая, административная, правовая, геодезическая, музыкальная и информатики. В конце 80х годов появилась авиационная служба дозора, связи и наведения, ставшая позднее родом войск. Комплектовалась на основе всеобщей воинской повинности. Срок службы составлял 1 год. Срок службы включал в себя рекрутское обучение, собственно военную службу и службу в резервном составе. ЮНА представляла собой "совместную вооруженную силу всех народов и народностей, всех рабочих людей и граждан СФРЮ". По Закону о вооруженных силах 1969года членом ВС СФРЮ рассматривался каждый гражданин "…который с оружием в руках участвует в сопротивлении против агрессоров".
Территориальная оборона была создана для того, чтобы в случае прямой военной интервенции затруднить дальнейшее продвижение противника, т.к. огромное количество обученного к ведению партизанских действий гражданского населения, наряду с ЮНА, создавало бы противнику огромные проблемы. В случае большой войны предполагалось мобилизовать от 1 до 3 миллионов граждан в дополнение к 860 тысячам состава вооруженных сил. Мобилизованные в территориальную оборону должны были собираться в подразделения, которые организовывались бы при предприятиях и учреждениях. ТО располагала значительными запасами вооружения. Её склады с оружием существовали во многих населённых пунктах.
Справедливости ради надо отметить, что вооружение это было по большей части устаревшим и представляло собой образцы времен Второй Мировой Войны. Положение об общенародной обороне СФРЮ 1974 года предусматривало урегулирование Закона об общенародной обороне как Союзной Конституцией, так и Конституциями республик. Союзная Конституция 1974 года в статье 240 подтверждает то, что ВС СФРЮ состоят из ЮНА и ТО1 "…как наилучшей формы организации вооруженного общенародного сопротивления". На основании статьи 239 указанной Конституции республики имели право сами организовывать территориальную оборону и руководить ею. В каждой республике это статья Конституции подтверждалась статьей Конституции республиканской. Как в Хорватии статья 237 Конституции СР Хорватии. Стоит заметить, что система самостоятельного республиканского руководства ТО была введена после событий 1971 года в Хорватии, когда по сути дела вспыхнул этнический вооруженный конфликт между хорватами и сербами.
В остальных республиках в это время также обострились межнациональные противоречия и стала активизироваться деятельность организаций националистического и религиозно-фундаменталистического толка. На этом фоне происходил упадок социалистических ценностей в стране и армии. Уже тогда появилось мнение о том, что после смерти Тито распад СФРЮ неизбежен. В ответ на происходящее партийный аппарат, не признававший других рычагов воздействия, усилил идеологическое давление на массы. Можно предположить, что следствием этого и стали вышеперечисленные преобразования в Народной Обороне. Возможно, эти, происходящие за спиной стареющего Тито, преобразования стали следствием скрытой политической борьбы республик за отделение.
Делегирование полномочий организации ТО республикам, а также наличие на территориях стратегически важных военных производств, позволяло создавать республикам свои вооруженные силы, которые они (республики) могли использовать в борьбе за отделение (фактически против ЮНА), что и подтвердили дальнейшие события. Несмотря на то, что данная работа не ставит своей целью исследование теории внутриюгославского заговора как причины распада СФРЮ, обойти данный факт стороной не представляется правильным.
В 1985 году политическая обстановка в мире коренным образом изменилась. Угроза глобальной войны между враждующими блоками практически исчезла. К тому же в самой Югославии после смерти Иосипа Броза Тито с новой силой обострились национальные противоречия. Республики открыто взяли курс на отделение. В Косово и в местах компактного проживания сербов в Хорватии обстановка накалилась до предела, фактически превратившись в тлеющий конфликт, который приобрел явную этническую окраску и стал проявляться на бытовом уровне. В Хорватию и Косово стали ввозиться партии оружия из-за границы. Во многих республиках к власти пришли националистически настроенные лидеры: Франьо Туджман в Хорватии, Слободан Милошевич в Сербии, Алия Изетбегович в БиГ и пр. Многие из них просто использовали национальную карту в своих интересах. Тогдашним президентом Югославии был Степан Месич, который, будучи хорватом, активно поддерживал идею независимости Хорватии. "Я сделал свое дело - Югославии больше нет" - сказал он в 1991 году после отделения Хорватии от Югославии. Таким образом, создавшаяся политическая ситуация требовала полной смены военной доктрины СФРЮ.
В 1987 году со скрипом стартовала военная реформа, призванная реорганизовать армию, повысить ее командный и технический уровень. Численность армии была сокращена до 180 тыс. человек. При этом много устаревшего вооружения попало в резерв, а значит, в распоряжение ТО республик. Армия начала перегруппировку сил. В связи с сокращением численности происходило переформирование воинских соединений. Так, вместо дивизии самой крупной воинской единицей становилась бригада, которая обеспечивала большую гибкость при боевых действиях. Такая реорганизация вполне соответствовала обстановке политической разрядки в Европе. В рамках реорганизации армии территория Югославии делилась на так называемые военные области: Белград (Восточная Хорватия, Центральная и Северная Сербия с Воеводиной, Босния и Герцеговина); Загреб (Словения, северная Хорватия); Скопье (Македония, вся южная Сербия, Черногория). В 1990 Военных областей было уже пять. Можно предположить, что подобная реорганизация была рассчитана на сценарий распада страны, однако при дальнейшем анализе военной реформы, можно обнаружить что эти действия по реорганизации продолжают идею ОНО. Доказательством этому служат следующие факты: сохранение ТО и оборонительной доктрины, строительство в Боснии и Герцеговине единого радарного центра контроля и наблюдения "Бихач", крупной авиабазы "Желява" часть которой находилась под землей. Очевидно, что это объекты, которые предназначаются для обороны от внешнего противника. Немаловажен и следующий факт. Несмотря на то, что в республиканских управляющих структурах, в т. ч. и в полиции происходила "национальная чистка", ЮНА продолжала оставаться верной принципу "братства и единства". ЮНА оставалась многонациональной армией, причем в генералитете преобладали хорваты. Итак, можно заключить, что ЮНА, будучи хорошо вооруженной и многочисленной, в силу своей чрезмерной идеологизированности и бюрократизации не сумела адаптироваться к реальной политической обстановке развала страны. Очевидно также, что мало кто из высшего югославского руководства желал этой адаптации, т.к. члены президиума СФРЮ и многие другие партийные руководители уже вынашивали идею отделения своих республик. Югославская Народная Армия становилась защитницей государства, судьба которого была предрешена".

Участники форума HCG89 и Сокол